.

Вы здесь

В дальний поход на самодельной лодке «Пионерка»

В дальний поход на самодельной лодке «Пионерка»

06.05.2013 Автор: 0 9707

И. П. Балдин «Катера и яхты» №2 (72) март-апрель 1978г

 

В дальний поход на самодельной лодке «Пионерка»

 

Прочитал в № 5 статью «Звездный поход советских водномоторников». В ней, в частности, упо­минается и о звездных походах мо­торных судов в 1928 и 1929 гг. Мне довелось когда-то принимать участие в обоих этих походах, и теперь было приятно узнать, что они не забыты и повторились вновь чуть ли не через полвека. Полностью разделяю мне­ние автора, что такие походы инте­ресны и их стоит продолжать. В дальних походах подобного рода, как нигде лучше, проверяются каче­ства техники, воспитываются способ­ности людей, управляющих этой тех­никой.

Невольно всплыло в памяти пла­вание в Нижний Новгород в 1928 г. Мы шли в поход на самодельной мо­толодке «Пионерка» с самодельным же двигателем. Нас было четверо: A.Н.  Шамарин, В.В.Кичагов, B.В. Войк и автор этих строк. Все четверо — жители и первые в то вре­мя водномоторники г. Белозерска.
Говорю первые уверенно, поскольку до нас никакого водно-моторного спорта и даже никаких любительских мотолодок и катеров в наших краях вообще не было. Плавали по обвод­ному каналу только два служебных катера, каким-то образом относящих­ся к водному транспорту (один на­зывался «Белозерск», другой — «Чагодоща»). И это все. Однако инте­рес к водно-моторному спорту был
у многих.

Пионерами в этом деле стала семья Шадриных и в первую оче­редь старший из братьев — Андрей Николаевич, работавший в то время токарем в местном затоне. Построй­ку деревянной килевой лодки и дви­гателя к ней начал еще их отец, а теперь сыновья продолжали работу. Познакомившись с ними в 1924 г., я также успел принять деятельное уча­стие в достройке.

Корпус строился у них в сарае. Не помню ни подробностей, ни точ­ных данных о его конструкции. Лод­ка имела приблизительно 3,6 м в дли­ну и 0,9 м ширины. Осадка по ны­нешним меркам, когда все привыкли к плоскодонным моторкам, была большой, так что во время походов мы не раз садились на мель при самых невинных отклонениях от фар­ватера. Предназначалась оиа для плавания по каналу и прилегающим рекам — Ковже и Шексне. Опреде­ленно, о выходе на Волгу, заклады­вая лодку, никто и не помышлял!

pionerka1

На финише первого «звездного» по­хода 1928 г.

pionerka2

«Пионерка» во время старта второго «звездного» похода. 1929 год. Бело­зерск.

Спущена на воду она была в 1927 г. Так что можно иметь представление о темпах, тем более, что основное время съедало изготовление двигателя. Она была первой любительской мотолодкой в городе, а потому и по­лучила название — «Пионерка».

Теперь расскажу о моторе. Сейчас трудно даже представить, что имев­ший около 6 л. с. мощности четырех­тактный двухцилиндровый двигатель был даже не собран, а именно изго­товлен своими руками. Не знаю точ­но, где отливались крупные чугунные детали двигателя и фрезеровались или строгались разъемы корпуса, а вот все токарные работы выполня­лись дома у Шамариных. В одной из комнат была настоящая мастер­ская — стояли здесь верстак с тиска­ми и токарный станок, построенный собственноручно отцом семейства. То­чил Андрей Николаевич, а мы — остальные — по очереди «жали» на педаль, поскольку станок был с нож­ным приводом. Из деталей заводско­го изготовления использовались толь­ко магнето «Бош», карбюратор и свечи.

Двигатель запускался на бензине, а работать мог и на бензине и на ке­росине. Для работы на керосине был специально устроен обогрев выхлоп­ными газами всасывающей трубы. Го­рючее подавалось самотеком от ма­ленького пускового бака, заполняе­мого бензином, и двух больших ра­бочих, расположенных по сторонам от двигателя.

Электрическое хозяйство состояло из маленького генератора постоянно­го тока с ременной передачей от дви­гателя. Мощности этого генератора хватало только для сигнальных но­сового и бортовых огней. Муфта сцепления была жесткая, причем рас­цепление и сцепление производилось только при остановленном двигателе. Реверса не было вообще. Управлять лодкой можно было с двух мест: румпелем или маленьким штурвальчиком, расположенным впереди дви­гателя у правого борта.

Несовершенные обводы корпуса и порядочная его осадка позволяли развивать скорость порядка 10— 11 км — не больше. Несмотря на та­кие незавидные показатели, решение участвовать в большом походе было принято и разрешение на это от ор­ганизаторов из общества «Автодор» получено. Запаслись мы и разреше­нием воднотранспортного начальства на прохождение через порядочное в то время количество шлюзов на Шексне.

После непродолжительных приго­товлений и основательного изучения правил речной навигации, которые до того нам необходимы не были, мы двинулись в путь. Путь этот до Ниж­него по Белозерскому каналу, Шекс­не и Волге составлял 965 км. Чтобы прибыть в день общего финиша, про­хождение маршрута было рассчитано на шесть ходовых дней, т. е. выходи­ло минимум по 15—16 часов движе­ния нашим самым полным вперед. По достаточно сложной все время реке Шексне шли преимущественно в свет­лое время суток, а по Волге уже то­ропились — шли и днем и ночью. Мы до того плавали только по Белозер­скому обводному каналу и Ковже, так что и Шексна и в особенности Волга произвели большое впечатле­ние. В походе были, конечно, при­ключения: садились на мель, сбива­лись с пути.

При первой встрече с большим пассажирским пароходом (уже на Волге) чуть не оскандалились. Дав гудок и сделав отмашку, довольно лихо пролетели мимо, не сбавив хода, и тут же были наказаны: попав на волны от колес парохода, хлебнули порядочно воды и приняли холодный душ. Потом-то мы научились расхо­диться с крупными быстроходными пароходами и вспоминали со смехом первое крещение!

Организация снабжения горючим и смазкой в пути была хорошей. По маршрутным документам на прибрежных нефтебазах все отпускалось беспрепятственно.

В Нижний Новгород прибыли во­время. Финиш был торжественный. Участников похода приветствовал за­меститель начальника военно-воздуш­ных сил РККА Яков Иванович Алкс-нис. Выяснилось, что по протяженно­сти наш маршрут был самым внуши­тельным: остальные девять судов шли поближе — из Москвы, Ярослав­ля, Костромы, Казани и Пензы. А не­сколько лодок сошло с дистанции.

Были проведены небольшие пока­зательные заезды. Прокатились и мы на «Пионерке» с пашой «космиче­ской» скоростью; впрочем, она не так уж и отличалась от рекордов тех лет! Всем участникам похода вручи­ли памятные значки. Было посеще­ние оперного театра (слушали «Ри­голетто»). Вообще организация встре­чи была превосходной. Все это, а также впервые увиденный Нижний Новгород с его кремлем, Волгой и проходившей в тот год ярмаркой оставило незабываемые впечатления.

В 1929 г. уже вдвоем с А. Н. Шамариным мы иа той же лодке вновь участвовали в «звездном» походе, ор­ганизованном обществом «Автодор» и Осоавиахимом. На этот раз дистан­цию мы прошли за четверо суток.

В те годы в Белозерске местной газеты не было. Писалось ли что-ли­бо о «звездных» походах в газетах волжских городов — не знаю. Помню только, что в 1928 г. финиш похода снимали кинооператоры с крыши над­стройки судна, стоящего у причала.

Все эти три навигации мы, кроме участия в походах, немало ходили па «Пионерке» по каналу и Ковже, выполняя поручения городских орга­низации. После того наши жизнен­ные пути разошлись, характер моей дальнейшей трудовой деятельности, а потом и война прервали занятия вод­но-моторным спортом, но интерес к нему сохранился до сих пор. С ин­тересом читаю сборник, вспоминаю минувшие дни.

Boatportal.ru

logo