.

Вы здесь

ANCRE DE SURETE

ANCRE DE SURETE

28.06.2015 Автор: 45

ANCRE DE SURETE

Поворачивающиеся рога

В якорях с качающимися рогами и съемным штоком принцип действия адмиралтейского якоря остался непоколебленным. По-прежнему один из его рогов не участвовал в работе, а шток, находящийся в другой плоскости, создавал неудобства при подъеме якоря на судно. И хотя якорь Портера был безопасным в одном отношении — рог не торчал из грунта, качающиеся рога представляли угрозу людям при уборке якоря на волнении.

Почему бы не видоизменить якорь Портера так, чтобы рога вращались в другой плоскости и якорь забирал грунт одновременно двумя рогами? — такая мысль приходила в голову морякам и мастерам еще до учреждения адмиралтейского стандарта 1852 г. И первым, кто воплотил эту идею в жизнь, стал английский якорный мастер Гаукинс. Он еще в 1822 г. осмелился изменить сохранявшийся веками принцип действия якоря, отказавшись в своей конструкции от штока. Гаукинс, как и Портер, сделал в нижнем конце веретена развилину, но подвижные рога укрепил в ней в другой плоскости. Они уже не качались, а поворачивались на некоторый угол в каждую из двух сторон (рис. 122). Отданный якорь ложился на грунт плашмя одной из своих сторон. Когда якорный канат натягивался и начинал протаскивать якорь по дну, жестко укрепленный в средней части рогов сектор, цепляясь за грунт, разворачивал рога якоря вниз, и он зарывался в грунт одновременно двумя рогами. На этом принципе основаны конструкции всех современных якорей, забирающих грунт одновременно двумя лапами (рис. 123).

Прежде чем передать свой якорь на рассмотрение в Адмиралтейство, Гаукинс составил его подробное описание. В нем говорилось, что, поскольку оба рога якоря находятся в грунте, он безопасен для проходящих над ним судов, а отсутствие штока позволяет назвать автору свое изобретение самым удобным для обращения на корабле якорем. Гаукинс утверждал, что держащая сила его якоря ровно в два раза выше, чем у обычного (ведь якорь держит грунт одновременно двумя рогами!).

Рассмотрев заманчивое предложение изобретателя, чиновники Адмиралтейства попросили Гаукинса прислать новый якорь для испытаний. К удивлению и разочарованию Гаукинса, держащая сила якоря составила всего лишь 1/5 часть держащей силы обычного адмиралтейского якоря такой же массы. Оказывается, при каждом новом положении судна относительно лежащего на грунте якоря изменялось и направление тяги якорного каната. 

122. Якорь Гаукинса

При этом находящийся в грунте рог обычного якоря мог поворачиваться вокруг своей оси, оставаясь в грунте. У якоря же Гаукинса всякое отклонение натянутого якорного каната от осевой линии веретена приводило к взрыхлению грунта одновременно обоими рогами. Якорь часто выдергивался из грунта и после некоторого протаскивания по дну забирал снова. Британское Адмиралтейство отказалось принять изобретение Гаукинса и вспомнило его спустя тридцать лет, когда подобную конструкцию встретили «на ура» во Франции.

На рис. 124 показана конструкция якоря, предложенная в 1852 г. марсельским инженером Фердинандом Мартином. Вероятно, у современных специалистов, занимающихся изготовлением литых якорей, эта неуклюжая кованая конструкция вызовет улыбку. Действительно, излишне массивное четырехгранное веретено с каким-то архаичным утолщением, громоздкое приспособление для разворота напоминающих коромысло рогов...

123. На этом принципе основаны все конструкции якорей с двумя поворачивающимися лапами

124. Первый якорь Мартина.

125. Второй якорь Мартина

Но тем не менее это вполне безопасный якорь, выдержавший суровые испытания и получивший признание моряков многих стран.

Мартин назвал свой якорь «Ancre de surete» — «безопасный якорь», и на это он имел право: рога якоря, войдя в грунт, не создавали угрозы пробить днище судна или зацепить якорный канат, а уложенный плашмя на баке якорь не представлял собой «смертоносного снаряда» в случае столкновения судов.

Французское Адмиралтейство, не в пример Британскому, сочло разумным одобрить конструкцию якоря, который забирал грунт обоими рогами. Оно понимало, что, хотя якорь Мартина не может сравниться по величине держащей силы с адмиралтейским якорем или якорем Портера, он безопасен и занимает совсем немного места на носовой палубе корабля. А это для военных кораблей очень важно.

Спустя два года после получения патента Мартин изменил конструкцию своего якоря (рис. 125). Хотя в этом не было особой необходимости, он сделал у якоря шток. Видимо, изобретатель считал, что шток, укрепленный на веретене в плоскости рогов, будет способствовать зацеплению якоря за грунт, увеличивая тем самым держащую силу якоря. А впрочем, возможно и другое: шток обеспечит якорю большую стабильность на грунте — не даст ему возможности переворачиваться с боку на бок. Этот шток представлял собой широкую выгнутую полосу, которая насаживалась на веретено, снизу удерживалась «полкой», а сверху крепилась чекой или штырем.

Во второй конструкции Мартина лапы стали длиннее, исчезло громоздкое приспособление для разворота «коромысла». Последнее изменение немного ухудшило якорь: он стал забирать грунт после длительного протаскивания. Тем не менее надежность конструкции коромыслового якоря Мартина привлекла внимание моряков. Важнейшим преимуществом якоря Мартина перед адмиралтейским была его прочность. Ведь его рога отковывались из одного куска железа, так же как и веретено. Причем прочность рогов оказалась несравненно выше, чем у адмиралтейских якорей, где она зависела от качества сварки рогов с веретеном, и во всех отношениях была выше по сравнению с якорями, в конструкции которых рога крепились с веретеном сквозным болтом.

126. Третий якорь Мартина

 

Патент изобретателя на второй якорь получил всемирное признание. Достаточно сказать, что этот якорь был удостоен трех золотых и одной серебряной медалей: в 1867 г.— в Париже, в 1868 — в Гавре, в 1871 — в Неаполе и в 1872 — в Лиме. Правда, вернуться к первой конструкции — двум плоскостям для первоначального разворота рогов — изобретатель, видимо, не мог. Этот узел повреждался при падении якоря на твердый грунт. В результате появилась третья конструкция Мартина, показанная на рис. 126. Она была разработана незадолго до смерти изобретателя.

Мартин просил на свой первый якорь «привилегию» в России на пять лет. Выдали ему ее или нет, неизвестно. По всей вероятности, нет, ибо якоря подобного типа в России уже давно были известны. В журнале «Морской сборник» за 1857 г. (№ 1, т. XXVII, с. 115— 120) есть статья «Безопасный якорь». Ее автор сообщает, что модель якоря, подобного якорю Мартина, он видел в Николаевской модель-камере: «Это приводит к заключению, что якоря этой системы, известные под названием голландских, не новость и что Мартин сделал только некоторые усовершенствования в рычаге, откидывающем лапы, сделав вместо острых конечностей его плоские, и выдал за свое изобретение».

Из того же «Морского сборника» мы узнаем, что до того, как Мартин получил патент, подобные якоря использовались на русских канонерских лодках «Порыв» и «Туман». На первую лодку якорь передали с русского парохода «Проворный», а на вторую — с яхты «Затея» в 1828 г.

Командир «Порыва» сообщал, что такой якорь в 16 пудов 38 фунтов непрерывно использовался в течение пяти с половиной месяцев. Он быстро и хорошо забирал грунт и ни разу не сдал, хотя лодке приходилось отстаиваться на якоре в свежий ветер и при волнении на малом Кронштадтском рейде, имея 30 саженей вытравленного каната. Причем в сутки течение поворачивало лодку семь раз, и якорь всегда оказывался «чистым», т. е. канат ни разу за него не зацепился. Якорь легко поднимался, взятый на кат, он не бил скулы судна на волне даже при полном ходе корабля. Весьма просто было заложить за рым у развилины веретена якоря фиш. Уложенный по-походному якорь, занимая очень мало места, позволял подходить скулой к причалу и другим кораблям.

Хороший отзыв дал о таком же якоре в 6 пудов 15 фунтов (это был верп) и командир канонерской лодки «Туман». Известно, что якоря с двумя рабочими рогами имелись на русском бриге «Аякс» и на шхуне «Вихрь».

Но как бы там ни было, якорь Мартина — первый якорь, забиравший грунт одновременно, двумя рогами, который получил официальное признание моряков и стал на какое-то время основным типом станового якоря на военных кораблях почти всех флотов мира. В марте 1867 г. в Портсмуте англичане провели испытание якоря Мартина на прочность. Его испытали на усилие, которое в два раза превосходило усилие для адмиралтейского якоря такой же массы. При этом рога якоря Мартина отогнулись от нормального положения на 3/10 дюйма, но после снятия нагрузки снова Встали в прежнее положение. В результате этого эксперимента Британское Адмиралтейство разрешило, наконец, применять якоря Мартина в английском военном флоте. Причем допускалось уменьшение их массы по сравнению с адмиралтейскими якорями на 25%.

Русские броненосцы и крейсера примерно до 1900 г. снабжались якорями Мартина, поступавшими с Ижорских заводов в Колпино. Несколько таких якорей украшают памятник С. О. Макарову в Кронштадте. Для броненосцев масса становых якорей Мартина в пудах принималась равной четвертой части площади погруженной части мидель-шпангоута, выраженной в квадратных футах.

На рис. 127 показан способ укладки становых якорей Мартина на корабль. Шпилем якорь подтягивали до клюза, затем за скобу на веретене якоря закладывали гак кат-шкентеля, проходившего через блок на поворотной кат-балке до нужной высоты. Кат-балку поворачивали и якорь укладывали горизонтально на наклонную подушку на скосах бака. В таком положении якорь удерживался двумя цепями, взятыми поверх веретена: пертулинем — около штока и рустовом — около оси вращения рогов. Перед выходом в море на якорь клали походные крепления, состоявшие из коротких цепочек или небольших винтовых талрепов, которыми вплотную подтягивали веретено якоря к подушке на скосе бака. Так выглядела горизонтальная уборка якоря.

Существовала и вертикальная уборка якоря Мартина в нишу на носовой части борта корабля, где имелась железная подушка. 

127. Горизонтальный способ уборки якоря Мартина на корабль.

128. Коромысловый якорь Давида

Укладка якоря проходила подобным же образом, с той лишь разницей, что гак кат-шкентеля закладывали не за скобу на веретене, а непосредственно за скобу якоря.

В некоторых отечественных изданиях по. морской практике и справочниках, выпущенных за последние двадцать лет, якорь Мартина относят к числу современных становых якорей наряду с якорями Холла, Смита и др. Это неправильно. Современный становой якорь должен убираться в клюз. Якорь же Мартина в клюз втянуть нельзя из-за штока.

В одном из июньских выпусков английского журнала «Энджиниринг» за 1887 г. о якоре Мартина написано следующее: «Портовые власти Портсмута закончили длительную серию испытаний патентованных якорей одинакового веса, которые сравнивались с адмиралтейским якорем. Испытания, проводимые под наблюдением командующего вспомогательной паровой эскадры, капитана порта и главного строителя флота, состояли в том, что якоря опускали на илистый грунт при малой воде и выбирали шпилями на лихтер. Якорем, который оказал наибольшее сопротивление в грунте и показал свое превосходство, был якорь Мартина улучшенной конструкции, он и признан лучшим во всех отношениях».

129. Якорь фирмы «Боуэн энкор компани»

Надежность якоря Мартина была известна и в нашей стране. Он применялся на протяжении примерно семидесяти лет. Его неоднократно усовершенствовали. Так, в 1892 г. появилась конструкция якоря Мартина, улучшенная англичанином Райтом, а спустя год английская фирма «Чарлтон и Компания» выпустила якорь, названный ею «Аделфи».

От других якорей с двумя рабочими рогами якорь Мартина отличается устройством рогов. Они ковались целиком из одного куска железа. Такие якоря одно время называли «коромысловыми». Этот принцип использовали и другие мастера, в частности уже известный читателю француз по фамилии Давид. В 1855 г. он запатентовал конструкцию, изображенную на рис. 128. Она во многом схожа с конструкцией Мартина. Коромысло могло поворачиваться в обе стороны на 50° до тех пор, пока болты чиксов не упирались в веретено.

130. Якорь Шарпонтье

Чтобы рога якоря, уложенного по-походному, не вращались во время качки, изобретатель сделал запорный болт, который вставлялся в веретено сквозь чиксы. Однако это усовершенствование ухудшило якорь: выступающая за чиксы часть веретена стала уязвимым звеном. Она легко повреждалась или ломалась при падении якоря на твердый грунт. Тем не менее якорь Давида, получив на морской выставке в 1856 г. в Париже одобрение специалистов, был разрешен Французским Адмиралтейством к употреблению на военных кораблях.

В 1917 г. получила одобрение Регистра Ллойда оригинальная конструкция якоря, разработанная американской фирмой «Боуэн энкор компани». Из чертежа можно понять, что эта конструкция обладает завидной прочностью (рис. 129).

А вот другая конструкция коррмыслового якоря, изображенная на рис. 130. Этот исключительно прочный коромысловый якорь, запатентованный в 1924 г. французским инженером Шарпонтье, отлично зарекомендовал себя.

Прямо в клюз!

Гаукинс, Маргин и Давид — создатели первых конструкций коромысловых якорей, разрабатывая свои проекты, стремились прежде обезопасить якорную стоянку и сделать более удобной укладку якоря на палубу корабля. Никто из них не задумался над вопросом: а нужно ли вообще убирать якорь на палубу? Устранив в конструкциях своих якорей шток, эти изобретатели не догадались, что теперь якорь можно крепить по-походному, втягивая веретено в клюз.

Идея втягивать якорь в клюз, осенив древних норманнов, не приходила в голову инженерам до середины прошлого века. Лишь в 1855 г. англичанин Бакстер пришел к выводу, что можно втягивать веретено в клюз паровым шпилем. Разработав систему уборки якоря с помощью шпиля и кулачкового стопора (который был известен под названием стопора Легофа), сделав в клюзе губу и выведя трубу клюза на палубу бака, Бакстер блестяще разрешил задачу, которая создавала морякам столько забот. Смелое и простое инженерное решение позволило морякам отдавать и убирать якорь, буквально не прикладывая к нему рук. При отдаче якоря стоило разобщить шпиль (или брашпиль) и освободить стопор, как якорь под действием веса сам выходил из клюза, увлекая за собой якорный канат или якорь-цепь. При уборке якоря шпилем выхаживали канат до тех пор, пока якорь не упирался лапами в наружную обшивку скулы корабля. Разработав эту систему, Бакстер предложил и свой якорь. Конструкция оказалась не совсем удачной: слишком легкий для своих чрезмерно широких и длинных лап, он плохо держал на твердом грунте (рис. 131).

Изобретение, получившее название «бакстеровской укладки якоря», сразу же привлекло к себе внимание корабелов всех стран. А разработанная спустя двад

цать лет английскими кораблестроителями Скоттом и Риделем более совершенная система уборки якоря в клюз паровым брашпилем и креплением якоря по-походному цепными стопорами открыла эру втяжных бесштоковых якорей. С 80-х гг. прошлого века втяжные якоря начали вытеснять адмиралтейский якорь, применявшийся на всех флотах как становой, и постепенно родоначальник всех штоковых якорей вместе со своим «усовершенствованным братом» — якорем Портера — отошел на второй план. Появление конструкции якоря, который мог втягиваться в клюз, вдохновило многих кораблестроителей на ряд инженерных изобретений в области проектирования клюзов и клюз-нишей.

На рис. 132 и 133 показаны принципиальные схемы уборки станового якоря в клюз современного морского судна и военного корабля.

(Схема якорного устройства грузового судна: 1 — машинка отдачи якорной цепи, 2 — брашпиль; 3 — стопор; 4 — якорная цепь; 5 клюзовые трубы; 6 - якорь; 7 — Клюз; 8 — цепной ящик.

Схема якорного устройства военного корабля: 1 — цепной ящик; 2 — машинка отдачи якорной цепи; 3 — цепные трубы; 4 — клюз; 5 — становой якорь; 6 — ручной привод; 7 — палубный клюз; 8, 13 — якорные цепи; 9 — крышка клюза; 10 — переносной стопор; 11 — палубный стопор; 12 — шпиль; 14 — стопор якоря).

Такие устройства не сразу внедрились в практику мирового судостроения. С середины XIX в. корабли строились и с крамболами, с кат-балками и с кранами. Якоря, приспособленные для уборки этими устройствами, нетрудно отличить от современных по скобам на веретене, за которые закладывали гак кат-талей.

У якорей с двумя рабочими рогами, которые убирали на бак корабля, был шток, находившийся в плоскости рогов. До начала внедрения втяжных якорей наиболее распространенными конструкциями, помимо якоря Мартина и Давида, были следующие.

131. Якорь Бакстера

132. Схема якорного устройства современного грузового судна

133. Схема якорного устройства современного военного корабля

134. Якорь Инглефильда

На рис. 134 показана конструкция, разработанная лейтенантом британского королевского флота Инглефильдом. Сначала изобретатель, видимо, следуя примеру Мартина, снабдил свой якорь штоком. В таком виде якорь Инглефильда выпускался во многих странах почти сорок лет. Считали, что шток увеличивает держащую силу якоря. Но в 1891 г. англичане проводили в Портсмуте испытания якорей различных систем. Среди десяти якорей, созданных разными изобретателями, оказался и якорь Инглефильда, шток которого затерялся где-то на складе. Тем не менее стали испытывать и его. И что же? На песчаном и илистом грунте якорь Инглефильда забирал и держал лучше всех. Когда на этом якоре закрепили нашедшийся шток, он стал забирать не сразу. Пока якорь протаскивали по грунту, его шток в виде широкой выгнутой полосы сглаживал неровности дна; вкладыш и лапы, ни за что не зацепляясь, скользили по грунту. После этих испытаний Инглефильд изменил конструкцию: убрал шток, а массу головной части якоря увеличил. Несмотря на сложность — пять деталей, четыре болта и пять скоб — и дороговизну, якорь Инглефильда успешно конкурировал с хорошо зарекомендовавшим себя якорем Мартина. Он широко применялся в русском военном флоте.

135. Якорь фирмы «Браун, Ленокс и Ко.» с верхним штоком

Очень схож по внешнему виду с якорем Инглефильда якорь английской фирмы «Браун, Ленокс и Ко.» (рис. 135).

Оригинальное и конструктивное решение якоря этой же фирмы показано на рис. 136. Здесь шток якоря одновременно и монтажный стержень, удерживающий рога в нижней части веретена. Шток, продетый сквозь головную часть якоря, стабилизировал его на грунте и не препятствовал втягиванию в клюз.

Один из самых первых втяжных якорей и в то же время наиболее распространенный — якорь французского инженера Марреля, изобретенный им в 1856 г. (рис. 137).

Он отличался прямыми рогами и очень широкими лопатообразными лапами. Другие конструкторы неоднократно совершенствовали якорь Марреля. Некий Ризбек переделал устройство ограничения угла поворота рогов, поставив по бокам веретена два шипа. После этого якорь стали называть якорем Марреля Ризбека (рис. 138). 

136. Якорь фирмы «Браун, Ленокс и Ко.» с нижним штоком

137. Первый якорь Марреля

138. Якорь Марреля—Ризбека

139. Якорь Марреля—Фрерэ

В 1921 г. марсельский инженер Фрерэ еще раз изменил конструкцию якоря. Она получила название Марреля — Фрерэ (рис. 139). Спустя пять лет во Франции появилась еще одна конструкция якоря Марреля— MAF (рис. 140).

Первые два варианта якоря Марреля можно считать первыми втяжными якорями. Они характерны для первых судов, оборудованных клюзовыми трубами.

Запатентованная «надежда»

В мировом судостроении последние три десятилетия XIX в. — оживленный период перехода от паруса к пару, начало широкого использования стали как основного кораблестроительного материала, появление новых типов судов и увеличение их размеров. В эти годы армада мирового флота каждый день пополняется новыми броненосцами, крейсерами, канонерскими лодками, роскошными лайнерами и простыми «угольщиками». 

140. Французский якорь типа MAF

За малым исключением, на всех судах уборка якоря предусмотрена в клюз. В угоду удобству укладки и безопасности корабелы отказываются от адмиралтейского якоря с его модификациями, хотя последние еще верно служат на парусных судах. Проектировщиков якорного устройства строящихся кораблей уже не удовлетворяет и безопасный якорь Мартина. Ведь для его укладки на баке нужно делать скосы, подушки и ставить краны. Непригодны для втягивания в клюз якоря со штоком Инглефильда и Брауна — Ленокса.

Именно в этот период развития судостроения наступает самый оживленный момент в многовековой истории якоря. Рождается множество инженерных решений, создаются оригинальнейшие конструкции новых втяжных якорей. Верфи получают поток предложений и заявок на якоря для строящихся судов. Но первые же эксперименты на моделях и опытных образцах якорей показывают их удивительно низкую держащую силу. Она в. три-четыре раза меньше держащей силы адмиралтейского якоря. Однако несмотря на это, они принимались: удобство уборки втяжного якоря брало верх. Необходимую держащую силу якоря обеспечивали за счет увеличения его размеров и массы.

Просматривая выданные в конце прошлого века патенты на якоря в Англии, Германии, Голландии, Италии, Франции и других странах, не перестаешь удивляться разнообразию и числу предложенных конструкций. С 1880 по 1915 г. в мире было запатентовано почти две тысячи втяжных якорей! Другими словами, на протяжении этих лет каждую неделю рождался новый проект якоря.

В изобретении якорей пробовали свои инженерные способности и кораблестроители, и якорные мастера, и капитаны судов, и матросы, и люди, никогда не видавшие в своей жизни моря и настоящего корабля.

Оказывается, что расчет и проектирование судового якоря — не такое уж простое, как это может показаться на первый взгляд, дело. Оно требует от изобретателя инженерного навыка, умения рассчитывать и смекалки. Ведь издавна моряки к символу своей надежды и спасения предъявляли самые суровые требования. Они всегда хотели, чтобы якорь был надежен и прочен, чтобы быстро забирал и хорошо держал на всяком грунте, чтобы легко отделялся от него при подъеме на судно и, наконец, чтобы с ним было легко обращаться. С другой стороны, судовладелец, заказавший мастерам якорь, стремился поменьше за него заплатить и поэтому требовал, чтобы он был прост и дешев в изготовлении. Вот это стремление изобретателей воплотить в конструкции все достоинства якоря и привели к столь многочисленным проектам.

Впрочем, подавляющее большинство этих проектов так и осталось проектами. Из двух тысяч запатентованных якорей в металл воплотилось не более ста типов. Остальные или оказались чрезмерно сложными в изготовлении, или были неправильно рассчитаны. Испытания их моделей, или опытных образцов показали полную непригодность этих якорей. Очень метко выразил свою мысль о появившихся в те годы якорях известный русский специалист по морскому делу капитан В. Вахтин. В его «Руководстве по морской практике», изданном в 1905 г. в Санкт-Петербурге, есть фраза: «Символ надежды вместе с формой утратил веру в себя». Как правило, забрав грунт, после некоторого времени якоря выдергивались из него, забирали снова и потом опять теряли свою держащую силу. Это результат типичной ошибки в расчете конструкции. Ибо не каждый изобретатель подходил к решению проблемы как инженер. Конструкцию якоря обычно рисовали на глаз, не понимая важности таких характеристик, как длина лап, их площадь, длина веретена, угол поворота рогов, угол атаки, расположение центра тяжести.

В 70-х гг. прошлого века требования к якорям и якорным цепям во всем мире уже определялись государственными стандартами и правилами морских классификационных обществ: Регистра Ллойда — в Великобритании, Бюро Веритас — во Франции, Северо-Германского Ллойда — в Германии, Американского Бюро Судоходства — в США, Российского Регистра — в России. Без одобрения этих организаций ни одна появившаяся конструкция якоря не принималась к массовому производству для флота.

По-прежнему неважно обстояло дело с производством якорей в Великобритании. Англичане, наученные горьким опытом, с «новыми» якорями адмиралтейского типа в 50-х гг. прошлого века, даже учредили в 1860 г. особый парламентский комитет по якорным цепям и якорям. На основании тщательного исследования фактического материала по аварийности морских судов он сделал вывод: гибель половины из числа затонувших судов и связанные с этим человеческие жертвы вызваны несовершенством якорного устройства.

141. Якорь Смита (кованый)

В 1868 г. в Лондоне был проведен через парламент очередной «Билль о якорях и цепных якорных канатах», в котором подробно излагались все требования, предъявлявшиеся к изготовлению и испытанию якорей и якорных цепей и снабжению ими кораблей британского флота. Параграфы и пункты этого закона в дальнейшем неоднократно пересматривались и обновлялись в соответствии с достижениями металлургии и судостроения. Так, например, в 1887 г., когда уже начало развиваться сталелитейное производство, Управление торговли Великобритании назначило комиссию экспертов для выработки новых правил закона для изготовления и испытания якорей из литой стали.

По закону, принятому британским парламентом в 1899 г., все якоря и цепи английского производства должны были подвергаться пробе под непосредственным наблюдением Регистра Ллойда. Каждый поставлявшийся на английское судно якорь массой более 168 фунтов испытывался цепопробной гидравлической машиной на опытной станции Регистра Ллойда. Только после этого Регистр выбивал свое клеймо, номер сертификата, номер пробной машины и дату испытаний. 

142. Современный якорь Смита (литой)

Якоря, на которые выдавались патенты и которые получали одобрение того или иного морского классификационного общества, обычно получали имена изобретателей. Если патент на якорь покупался какой-нибудь фирмой или заводом, то якорю присваивали наименование последних.

Очень часто в те годы конструкции якорей, поступивших в серийное -производство, получали условные названия: «Лев», «Бульдог», «Тритон», «Викинг», «Адмирал», «Дредноут» и т. д.

К 20-м гг. нашего века в мировом флоте распространилось такое множество конструкций втяжных якорей, что корабелы и моряки стали в них путаться. «Не мудрствуя лукаво», моряки начали все новые якоря называть «патентованными».

Рассмотрим лишь некоторые основные, характерные для того периода времени конструкции судовых якорей, которые, получив одобрение классификационных обществ, широко применялись на флотах основных морских стран.

143. Якорь Бонгера

145. Якорь Райли

146. Якорь Хартсхорна

144. Якорь английской фирмы «Хингли и сыновья»

Как правило, все они были коваными (о литых якорях будет рассказано в следующих главах книги). Соединение веретена с лапами, устройство ограничения поворота лап, характер захватов для первоначального разворота лап в грунт и форма якорей красноречиво говорят, сколько изобретательности и выдумки было вложено в это дело.

Наиболее распространенным оказался якорь, изобретенный в 1871 г. английским инженером из Ньюкаслапон-Тайн Уастенейс-Смитом (рис. 141). Веретено отковано заодно с перпендикулярной к нему крестовиной, сквозь которую пропущен массивный болт с двумя прямыми лапами на концах. Ниже оси соединительного болта — два расположенных под прямым углом к лапам выступа, разворачивающих лапы при протаскивании якоря на грунте. Поворот лап ограничен упорами на их внутренних кромках. Конструкция неоднократно изменялась и совершенствовалась фирмой «Уастенейс-Смит и сыновья». Литые якоря этой фирмы, которые моряки обычно называют якорями Смита, можно встретить и в наши дни (рис. 142).

147. Якорь системы «Адмирал»

Лапы якоря, запатентованного голландским инженером Бонгером в 1879 г., откованы из одного куска. Соединение веретена с лапами — сквозной болт (рис. 143).

На рис. 144 изображен якорь, запатентованный в 70-х гг. прошлого века английской фирмой «Хингли и сыновья». Нижняя, уширенная часть квадратного веретена в своем отверстии удерживает с помощью двух стопорных шайб круглый стержень с двумя лапами на концах. Ограничители поворота лап (шлицы) находятся на середине стержня в отверстии веретена. В наше время якорь Хингли вытеснен другими, более совершенными системами втяжных якорей.

На рис. 145 показан якорь шотландского изобретателя из Глазго Райли, запатентованный в 1892 г. Здесь поворот лап, насаженных на проходящий сквозь нижнюю часть веретена болт, ограничивался двумя выступами на веретене и двумя упорами цилиндрической части лап.

Лапы якоря, изобретенного в 1893 г. англичанином Хартсхорном (рис. 146), откованы из одного куска. С веретеном они соединены болтом, проходящим через нижнюю часть поковки. 

149. Кованый якорь фирмы «Генри Вуд и Компания»

148. Современный якорь типа «Дредноут» (две модификации)

150. Якорь Тайзака

151. Якорь Ийнона

Захваты расположены в середине головной части, между лапами. Ограничитель поворота лап — само веретено: оно упирается в один из краев прорези в поковке лап.

Признание почти всех морских классификационных обществ мира получил американский якорь «Адмирал». На рис. 147 показана конструкция 1900 г. Это наиболее распространенная в США конструкция из числа кованых якорей со сквозным болтом. Более совершенные модификации этих якорей можно встретить и сейчас.

Оригинальный якорь запатентовал в 1909 г. англичанин С. Тейлор. Эта конструкция получила название «Дредноут» (рис. 148).

Сейчас якоря «Дредноут» — монополия английской фирмы «Тейко», которая специализируется на выпуске литых якорей-цепей и кованых якорей. «Тэйко» выпускает исключительно кованые якоря в больших весовых категориях (от 5 до 18 т), которые, по мнению фирмы, намного надежнее литых якорей. Якоря «Дредноут» почти в десять раз дороже обычных, но тем не менее они используются на больших военных кораблях и пассажирских лайнерах.

152. Якорь Цюблина

Простую технологию изготовления кованых якорей разработала в 20-х гг. английская фирма «Генри Вуд и Компания». Концы лап, сделанные в нижней части в виде цилиндров, вставлены в плиту, соединенную подвижно с веретеном (рис. 149).

Характерная особенность первых втяжных якорей — слишком большие захваты на лапах или в середине головной части якоря. Некоторые изобретатели для более быстрого разворота лап применяли изогнутые захваты. Одно время увлекались «быстрозахватными якорями». В этих конструкциях функцию захватов стали выполнять две дополнительные лапы, и двулапый якорь фактически превратился в четырехлапый. Это новшество предложил в 1889 г. шотландский кораблестроитель Джордж Тайзак (рис. 150).

Примером втяжных якорей с дополнительными захватами грунта для ускорения разворота лап могут служить: якорь Ийнона (1901 г., рис. 151) и якорь Цюблина (1916 г., рис. 152).

Boatportal.ru

logo