.

Вы здесь

Анкура - значит изогнутый

Анкура - значит изогнутый

28.06.2015 Автор: 47

Анкура — значит «изогнутый»

Где впервые отковали железный якорь?

Действительно, когда и где впервые появились железные якоря? Какой народ раньше других применил их на своих кораблях?

К сожалению, на эти вопросы точных ответов пока нет. Если о якорных камнях можно судить более или менее точно по археологическим находкам, а на якорях со свинцовыми штоками — даже прочитать имена тех, кто их изготовил, то с железными якорями дело обстоит намного сложнее. Вспомним, когда человек открыл железо. Каменные орудия, изобретение керамики, знакомство с самородной медью и золотом, металлургия меди и свинца, бронза... Известно, что умение добывать металлы и использовать их для изготовления орудий труда и борьбы раньше всего возникло у индо-европейских народов в Азии. Древние индо-европейские племена с незапамятных времен знали медь, свинец, золото и бронзу. Во втором тысячелетии до н. э. важнейшим из производственных достижений явилось употребление бронзы. Железо люди научились добывать в X в. до н. э. Говорят, египтяне в бронзовую эпоху уже знали железо, но считая его священным металлом — «костью Тифона», не применяли в быту, а пользовались бронзой и золотом. Как уже рассказывалось, у них были якорные камни. Каких-либо сведений о том, что мореплаватели Древнего Востока применяли на своих судах якоря из железа во II в. до н. э., в хрониках не встречается.

Почти все античные историки и географы Греции и Рима говорят об употреблении железа в их странах задолго до начала нашей эры. Существование обжиговых и плавильных печей в эллинско-римскую эпоху у нас не вызывает сомнения. Но когда именно в эту эпоху и кем был откован первый железный якорь? Посмотрим, что об этом пишут классики Древнего мира и историки.

Якорь, который сам при тяге за канат переворачивается на рог, придумали на Востоке за две тысячи лет до нашей эры. Такие якоря, сделанные сначала целиком из дерева, а позже — со свинцовыми штоками, получили распространение в бассейне Средиземного моря. Но кто первый сумел сделать их из железа?

Древнегреческий писатель Павсаний (II в.) утверждает: первый двурогий железный якорь отковал фригийский царь Мидас (VII в. до н. э.). Греческий поэт и музыкант Ариан (VII в. до н. э.) говорит, что в храме богини Фазы он видел каменные и железные якоря греков. Римский писатель Плиний Младший (62 — 114 гг.) считает конструктором железного якоря грека Евлампия, а изобретение железного якоря, рога которого имели на концах лапы, он приписывал древним жителям Этрурии. Знаменитый греческий географ и историк Страбон (64 г. до н. э.) сообщает, что изобретателем первого железного якоря со штоком был греческий ученый, по происхождению скиф, Анахарсис, который во второй половине VII в. до н. э. перебрался в Грецию. Историк Полидор Виргилий Урбинский в своей книге «Осмь книг о изобретателях вещей» (Москва, 1720 г.) пишет: «Якорь изобрели туринцы. Евлампий тоже сделал двурогий якорь». Известный английский историк кораблестроения, моряк по профессии и выдающийся поэт Уильям Фалконер в «Морском словаре», изданном в Лондоне в 1769 г., считает изобретателями железного двурогого якоря как Евлампия, так и Анахарсиса.

Как видим, мнения историков расходятся. Тем не менее можно утверждать одно: железный якорь появился где-то в VII в. до н. э., вероятнее всего, во второй его половине. Изобретателем его мог быть и грек Евлампий, и скиф Анахарсис, и царь Фригии Мидас. Местом появления первого железного якоря можно считать бассейн Средиземного моря, где он быстро распространился среди морских народов, живших на его берегах. Напомним, что роль этого моря для античных цивилизаций была исключительно велика. И первостепенное значение для древних городов, которые, по образному выражению Цицерона, «расположились вокруг Средиземного моря, как лягушки вокруг пруда», имели морская торговля и связанное с ней судостроение. Именно поэтому распространение железного якоря, развитие и совершенствование его конструкции проходили в этом бассейне — колыбели западного кораблестроения и мореплавания.

Железный якорь стал основным изделием первых кузнецов наряду с лемехом плуга, мечом, топором.

Немного этимологии и фразеологии

Само слово «якорь» можно по праву считать интернациональным. Вот как оно пишется и произносится на нескольких современных европейских языках: итальянский — Ancora (анкора); французский — Ancre (анкэр); английский — Anchor (энкор); испанский — Ancla (анкла); немецкий — Anker (анкер); норвежский — Anker (анкер); датский — Anker (анкер); шведский — Ankare (анкар); голландский — Anker (анкер); финский — Ankkuri (анкури).

Бросается в глаза очень схожее написание и звучание этого слова, чувствуется общий корень «анк». Филологи относят слово «якорь» к числу слов, заимствованных этими языками из древнегреческого или латинского, что еще раз подтверждает, что родина железного якоря — бассейн Средиземного моря.

Древние греки назвали железный якорь словом «avxvpa» — «анкура», происходившим от корня «анк», что по-русски означает «крюк», «кривой» или «изогнутый». Таким образом, слово «анкура» можно перевести на русский язык как «имеющий кривизну» или «имеющий изогнутость». Кто знает, может быть первые железные якоря и впрямь походили на большие крюки!

От древнегреческого «анкура» образовалось латинское слово «anchora», которое позже перешло на другие языки Древней Европы. Английский язык англосаксонского периода заимствовал слово «ancor» непосредственно из древнегреческого. А в древнем немецком языке встречается слово «anchar», написание которого указывает на его принадлежность к латинскому языку.

40. Самодельные якоря («кил-лики») древних обитателей Британских островов

Современные английские моряки нередко пользуются синонимами слова «anchor» — «mud hook», что буквально означает «ильный крюк», и «crab claws», что переводится как «крабьи клешни». Среди рыбаков Англии бытует слово «killick» («киллик»), обозначающее небольшой шлюпочный или самодельный якорь. Это слово могло возникнуть от ирландского «caileach», от уэльского «ceiliog», корнуэльского «keliok» и, наконец, от британского «kilek». На этих языках указанные формы также означают небольшой, обычно самодельный якорь (рис. 40).

В русский язык слово «якорь» перекочевало из древнегреческого. В древнерусском языке встречается греческая форма «анкура», позже перешедшая в «якорь».

Известный российский языковед Измаил Иванович Срезневский в книге «Мысли об истории русского языка» говорит, что термин «якорь» считают перенесенным к нам варягами, но он мог быть заимствован и у литовцев, «боги которых сами себе ковали «encuris».

У сербов и хорватов встречается слово «jekap».

В письменном виде слово «якорь» впервые упоминается в русском языке в летописи Нестора «Повесть временных лет» — в древнейшем из дошедших до нас письменных памятников истории нашей Родины. Там говорится, что по условиям мирного договора, продиктованным Олегом грекам в 907 г., русские, помимо прочей дани, должны были получать для своего флота мучное кушанье, якоря, снасти и паруса. В летописи Нестора это звучит так: «...да емлют ...брашно и якори и ужа и пароусь».

Слово «якорь» издавна бытовало в старинных русских поморских пословицах и поговорках: «Вера — мой якорь», «Язык телу якорь», «Где лодья ни рыщет, а у якоря будет» и т. д. Встречается это слово и во многих русских былинах.

Так, например, в одной из них, о Василии Буслаеве, говорится:

«И бросали они якоря крепкие,

С носу — якорь, с кормы — другой,

Чтобы крепче стоял, не шатался он».

Значение якоря и сам термин можно встретить во многих афоризмах и крылатых выражениях.

Например, И. С. Тургенев писал: «Наша жизнь не от нас зависит; но у нас у всех есть один якорь, с которого, если сам не захочешь, никогда не сорвешься: чувство долга».

Или: «Человек без надежды — все равно, что корабль без якоря» (Э. Тельман).

В английском литературном языке со словом «якорь» можно насчитать десятки идиом и фигуральных выражений, имеющих помимо своего прямого значения переносный смысл.

Вот некоторые из них:

Anchor comes home — дело принимает опасный поворот, предприятие терпит неудачу.

Foul anchor — опасное средство, заведомо ухудшающее дело.

Sheet anchor of happiness — надежный якорь счастья.

То anchor one's hore in (at) — возлагать надежды.

To cast anchor — оставить морскую службу, уйти на берег.

То keep clear anchor — проявлять осторожность, бдительность.

То lay anchor to wind ward — предусмотреть опасность, принять меры предосторожности.

То sandpaper an anchor — делать ненужную, бесполезную работу, заниматься глупым делом.

То swallow the anchor — бросить море, уйти на берег.

То weigh anchor — уходить, возобновлять прерванную работу.

Наиболее распространенная у англичан пословица со словом «якорь» — Hope is my anchor — «Надежда — мой якорь».

Если верить древним монетам...

Что же представляли собой первые конструкции железных якорей, появившихся в седьмом столетии до нашей эры?

41. Самая древняя в мире «якорная монета» конца V в. до н. э.

42. Монета начала IV в. до н. э.

43. Изображение якоря на монете 370 г. до н. э.

 

Ни в одном из археологических музеев мира нет такого экспоната, как железный якорь VII в. до н. э. Время не сохранило для нас ни одного из них. Хранящиеся в крупнейших музеях Европы немногочисленные железные якоря античного периода относятся в лучшем случае к I—II вв. до н. э.

Чтобы заполнить брешь в хронологии нашего исследования, обратимся за помощью к нумизматике — науке о монетах, ибо на древних монетах, медалях и медальонах, найденных археологами в различных уголках нашей планеты, изображения якорей встречаются довольно часто.

Вот две самые древние в мире «якорные монеты». Они были найдены в Аполлонии, в одном из античных греко-романских центров, на западных берегах Черного моря (рис. 41 и 42).

Изображение якоря на рис. 43 взято с римской монеты чеканки 370 г. до н. э., найденной в Верхнем Египте, в районе Абидоса в 1817 г.

Якорь, изображенный на рис. 44, взят с монеты чеканки 350 г. до н. э. Она найдена в земле близ Микен (Греция).

44. Якорь, изображенный на монете 350 г. до н. э.

Изображение якоря на рис. 45 срисовано с сирийской монеты чеканки 310 г. до н. э. в царствование Селевка I.

На рис. 46 показан якорь с сирийской монеты, относящейся к царствованию Деметрия II (146 г. до

Якорь, изображенный на рис. 47, также взят с сирийской монеты, но более поздней чеканки (примерно около 100 г. до н. э.). Эту монету нашли близ Гадары в Иордании.

Изображение якоря на рис. 48 взято с римской монеты времен правления Нерона (60-е гг. до н. э.), найденной в Турции.

Правда, изучая таким образом конструкции якорей, следует помнить, что их изображения стилизованы, а иногда упрошены. Например, на подавляющем большинстве «якорных монет» шток якоря изображается развернутым в одну плоскость с рогами. И это понятно: как иначе изобразить трехмерный якорь в плоскости? Поэтому, рассматривая рисунки якорей с древних монет, не надо забывать мысленно разворачивать их штоки на девяносто градусов, как показано на рис. 49.

н. э.).

45. Якорь, изображенный на сирийской монете 310 г. до н. э.

46. Якорь с сирийской монеты 146 г. до н. э.

47. Еще одно изображение якоря на сирийской монете — 100 г. до н. э.

 

Сопоставляя все эти изображения, легко убедиться, что со временем рога якоря становятся менее массивными, лап на них нет. Это подтверждается находками (хотя и единичными) самих железных якорей, относящихся к последним двум столетиям до нашей эры. Подтверждает это и находка французских аквалангистов (1966 г.) на месте античного форта Фосс — якорь массой 84 кг без лап. По надписи на рогах якоря установлено, что он принадлежал древнеримскому купцу Асициусу.

Напомним, что все изображенные на древних монетах якоря откованы из железа. Какие кузнецы его ковали и из какого железа, мы сказать не можем. Но нам известно, что кузнецы всегда занимали особое место в обществе древних цивилизаций, а в ранний период Римской империи в городах Милан и Бресция были крупные гильдии кузнецов, так называемые «фабри». Для ковки якорей они использовали железо из Норикума — древнейшего центра железной металлургии, расположенного на территории современной Австрии, к востоку от Тироля.

Позже, во времена Плиния, римским центром кузнечного дела стал город Комо.

Вернемся снова к находке на дне озера Неми. Второй из найденных якорей оказался железным (рис. 50). Он состоит из трех плотно скованных между собой брусьев мягкого железа. Масса — 545 кг, длина веретена — 3,5 м. Шток якоря, длиной 2,7 м, съемный. Он вставлялся в прорезь в верхнем конце веретена и крепился плоской железной чекой. Лап на рогах нет. Нельзя не удивляться точности его пропорций, симметрии и чистоте поковки. Некогда якорь был обшит деревом, которое потом сгнило. Вероятно, римляне тогда прибегали к этому приему, чтобы тяжелый и «тонкий» якорь не уходил глубоко в илистый грунт. А может быть, они делали это, чтобы его острые части не повредили деревянной обшивки судна во время отдачи и уборки якоря.

Итак, две особенности отличают железные якоря древних римлян: отсутствие на рогах лап и съемный металлический шток: идея, запатентованная спустя девятнадцать столетий английским лейтенантом Роджером...

Со съемным железным штоком без лап на рогах оказался якорь, найденный итальянскими учеными при раскопках в Помпеях. Со съемным штоком (но круглого сечения) оказался и римский якорь, найденный в 1965 г. французскими аквалангистами на дне моря близ Сиракуз.

48. Изображение якоря на римской монете 60-х гг. до н. э.

49. Фактически все якоря, изображенные на монетах, выглядели примерно так

50. Схема железного якоря с озера Неми

 

Древние греки предпочитали деревянные, а не железные штоки. Об этом свидетельствуют остатки трех железных якорей, которые экспонируются в античном зале Херсонесского государственного музея. По хорошо сохранившейся верхней части веретена одного из них можно понять способ крепления к нему штока. Ниже отверстия для рыма в веретене есть второе, большое отверстие ромбовидной формы. В него и забивали деревянный шток ромбовидного сечения. На двух других якорях Херсонесского музея деревянных штоков нет: они не сохранились. Но видно, что их не вдевали в ромбовидную развилку веретена, а насаживали сверху, т. е. отверстие делали в самом штоке.

Как у греческих, так и у римских железных якорей было обычно по два рыма. Второй рым заводили сквозь утолщенную нижнюю часть рогов. Второй рым или просто отверстие есть и на многих современных литых якорях. К нему крепится буйреп — прочный конец с поплавком — томбуем, который делали из пробки и который в то же время служил средством спасения при падении человека за борт. Буйреп нужен для подъема якоря, если оборвется якорь-цепь или якорный канат. Но обычно современные моряки им не пользуются.

51. Изображение якоря на колонне Траяна в Риме

...Древние были более бережливы! Они знали цену своим якорям и буквально молились на них. Ведь в VII—II вв. до н. э. железо ценилось наравне с серебром и стоило в 120 раз дороже меди, попадавшейся людям в самородках. Поковка якорей обходилась древним судовладельцам в кругленькую сумму. Вот почему на античных якорях делали два рыма.

Когда же в конструкции древних железных якорей появились лапы? Здесь высказывание о них Плиния Младшего можно считать достоверным. Ни один из найденных археологами якорей, которые они отнесли к периоду до нашей эры, не имел лап.

Можно полагать, что лапы у якоря первыми стали делать, как утверждает римский классик, древние жители Этрурии—этруски, современником которых он и являлся. Добавим, что самое раннее изображение якоря, имеющего на рогах лапы, относится к 113 г. до н.э. Его и сейчас можно видеть на барельефе колонны Траяна в Риме. Это изображение якоря считается классическим. Оно без слов говорит само за себя: прошло почти девятнадцать столетий, а рисунок якоря не изменился (рис. 51).

С нашествием варваров и падением Римской империи развитие металлургии железа было приостановлено. Опыт якорных мастеров Древнего Рима оказался преданным забвению. Забвению на четырнадцать веков...

 

Символ надежды и мореплавания.

Просмотр крупнейших нумизматических собраний таких замечательных хранилищ мира, как Государственный Эрмитаж в Ленинграде, Государственный Исторический музей в Москве, Британский музей в Лондоне, парижский Лувр и других, дает право сделать вывод: древние любили украшать свои монеты и медали различными морскими символами. На древних монетах Финикии, Карфагена, Сирии, Греции и Рима часто встречаются изображения якоря, трезубца Нептуна, весла, паруса, дельфина. Но чаще всего попадаются монеты с якорями.

Вероятно, сразу же после появления двурогого якоря со штоком его, еще далекая от совершенства, конструкция стала символом мореплавания, дальних странствий, морской торговли. Моряки античного мира, убедившись, что якорь не раз оказывался их единственным спасением в беде, стали считать его изображение символом надежды. В искусстве Древнего Рима якорь — это один из атрибутов аллегории радости и возвращения на родину после долгих и тяжелых скитаний на чужбине.

В период возникновения христианства якорь у многих народов, обитавших на берегах Средиземного моря, стал символом непоколебимости, надежды и спасения. Может быть, это произошло потому, что в изображении якоря со штоком, развернутым в плоскости рогов, верхняя часть его воспринималась христианами как знак креста.

В двадцатые годы нашего века итальянские археологи нашли в римских катакомбах две бронзовые медали, относящиеся к началу новой эры. На одной из них изображен якорь, вокруг которого обвивается дельфин, а на второй — якорь, рыбы, голуби и лавровые ветви (рис. 52).

Двурогий якорь, рулевое весло и корабль украшали римские медали, выпускавшиеся римскими императорами в память о морских победах или в честь триумфов цезарей.

Интересен чекан монет Секста Помпея. На их лицевой стороне изображена голова Нептуна, а на оборотной — якорь, скрещенный с двумя рулевыми веслами кораблей.

Почти точно такое же изображение якоря и двух скрещенных весел можно видеть на серебряных монетах, которые выпустил Брут после убийства Гая Юлия Цезаря. Должно быть, эти монеты выпущены были в честь флота, с которым убийца перебрался в Македонию. На лицевой стороне монет этой серии вместо Цезаря изображен Брут. В коллекции монет автора этой книги имеется одна античная «якорная монета», приобретенная им несколько лет назад в Неаполе (рис. 53). Это сравнительно небольшая серебряная монета, отчеканенная в Риме- в период правления императора Тита Веспасиана (79—81 гг.).

В царствование Тита, который происходил из рода Флавиев, 24 августа 79 г. произошло извержение Везувия, уничтожившее города Помпеи, Геркуланум и Стабии. При этом императоре в Риме было закончено строительство Колизея и построены термы. На лицевой стороне монеты — свидетельницы извержения Везувия — изображен Тит Флавий Веспасиан, увенчанный лаврами, а на оборотной — двурогий якорь, вокруг которого обвивается дельфин.

На этом изображении хочется остановиться подробнее, так как оно не только характерно для римских монет, но и являлось печатным знаком знаменитых книгоиздателей средневековой Италии.

В 1450 г. некий Альд Мануций Старший из Веллетри близ Рима на средства дожа Пио с острова Капри создал в Венеции печатный двор. Издаваемые Альдом Мануцием книги сочинений греческих и римских классиков отличались текстологической точностью и замечательным оформлением. Позже для расширения своих изданий Альд основал научно-историческое общество и даже сам пытался выступать на литературном поприще. После его смерти дело продолжал его сын Паоло Мануций, который в 1561 г. был приглашен папой римским на должность начальника папской типографии. Среди знатоков итальянского антиквариата издания этих знаменитых книгопечатников известны под названием «альдины». Девиз рода Мануциев был «Надежность и быстрота», и в их печатном знаке якорь символизирует первое, а дельфин — второе. В наши дни подобное изображение нередко встречается в архитектурных орнаментах.

52. Изображение якорей на римских медалях времен возникновения христианства

53. Монета Тита Веспасиана (из коллекции автора)

 

54. Стилизованное изображение якоря, утвержденное как эмблема военно-морского флота в России в 1882 г.

Изображение адмиралтейского якоря когда-то украшало фамильный герб Христофора Колумба — «адмирала океана-моря». Верхняя часть его герба украшена эмблемами Кастилии и Леона, нижняя представляет собой географическую карту открытых им островов, на которой пять адмиралтейских якорей, олицетворяющих знания владельца герба в области мореплавания.

Якоря издавна украшали фамильные гербы русских князей и древних городов. Двурогий якорь входил в орнамент герба киевского митрополита Петра Могилы в XVII в.

Герб был найден при археологических раскопках в Софийском соборе в Киеве в 1961 г.

Говоря о якоре как о символе надежды и мореплавания, следует сказать несколько слов о графическом изображении этого предмета. К сожалению, некоторые современные художники часто путают изображение реального адмиралтейского якоря со стилизованным. Когда надо изобразить настоящий якорь, они рисуют такой, у которого шток развернут на девяносто градусов. Эта ошибка, которую можно простить граверам Древнего мира, слишком часто попадает на страницы печатных изданий. Не блещут четкостью и завершенностью формы стилизованные изображения якорей на ленточках бескозырок, эмблемах, нагрудных значках и ременных бляхах. Современная стилизация якоря зачастую невыразительна, весьма далека от оригинала — адмиралтейского якоря.

При просмотре старинных гравюр, изображений гербов, печатей, эмблем, виньеток можно часто встретить рисунки якорей. И нельзя не восхищаться, с каким вкусом и изяществом эти стилизованные изображения выполнены.

Якорь-эмблему можно было бы сделать оригинальнее и красивее. На рис. 54 дано стилизованное изображение якоря, учрежденное в Российском военном флоте в 1882 г. Почему бы не использовать его в наше время?

Стилизованное изображение адмиралтейского якоря — неотъемлемая часть эмблем, знаков и печатей морских ведомств почти всех стран, имеющих флот. В одних случаях якорь изображен с обнесенным вокруг штока, веретена и рогов канатом или цепью, в других — без них (как, например, у французов). Английские моряки по этому поводу недоумевают до сих пор и в шутку эмблему своего «могущественного Адмиралтейства» называют «позором моряков», поскольку на ней адмиралтейский якорь показан буквально запутавшимся в своем канате, что противоречит здравому смыслу и хорошей морской практике (ведь если «якорь не чист», надежды на него у моряков нет).

Интересна старинная эмблема французского адмирала галерного флота. На ней вместо адмиралтейского якоря изображен четырехрогий якорь-кошка. Почему? Потому что на гребно-парусных галерах никогда не применялись адмиралтейские якоря.

Примером оригинальной стилизации адмиралтейского якоря могут служить печати некоторых морских классификационных обществ. Наиболее удачно эта стилизация выполнена на печати Немецкой Судо-ревизионной и Классификационной Организации ГДР и Итальянского Морского Регистра.

Boatportal.ru

logo