.

Вы здесь

САМЫЙ ОДИНОКИЙ OCTPОB

САМЫЙ ОДИНОКИЙ OCTPОB

28.06.2015 Автор: 12

САМЫЙ ОДИНОКИЙ OCTPОB

1. «Весь — камень»

Его даже не назовешь островом. Это скорее огромная скала, торчащая из воды в просторах Северной Атлантики. Само его название — Роколл — в переводе с английского языка означает «весь — камень» (или «всё — камень»). Скандинавские рыбаки именуют его по-разному: «Скала», «Гранитный Клык», «Каменный Утюг». Он и вправду похож на одинокий зуб, торчащий из ненасытной пасти Северной Атлантики, и чем-то напоминает утюг. На счастье мореплавателей, природе угодно было распорядиться так, что он оказался в стороне от морских дорог и обитаемых берегов. Его координаты: 57°35' северной широты, 13°48' западной долготы. Это в 190 милях от островов Сент-Килда— самых западных островов Шотландии, в 360 милях от Фарерских островов, в 440 милях от самой южной точки Исландии.

Высота скалы 21 метр, ее основание у воды около 30 метров в длину и 24 метра в ширину. Восточная сторона скалы почти отвесна и имеет небольшую вогнутость, остальные стороны немного выпуклы. Северо-восточный верхний угол Роколла носит следы разрушения океаном.

Вот как описывал «Гранитный Клык» в 1811 году лейтенант английского флота Бейзл Холл в своих «Отрывках о плаваниях и путешествиях» на корабле «Эндаймион».

«Прекрасным летним утром 8 июля, спустя неделю после того, как мы вышли из Лох-Суилли, чтобы обойти с севера Ирландию, кто-то из нас заметил с подветренного борта парус. Мы тут же привелись к ветру, но не могли определить, что это было за судно и каким курсом оно шло. По общему мнению, это был бриг, у которого верхние паруса белые, а нижние — темные, будто его бомбрамсели сделаны из льняного полотна, а фок и грот—из зеленого брезента. И хотя это противоречило обычной морской практике, другого объяснения дать мы не могли. Нам потребовалось совсем немного времени, чтобы разубедиться в своих предположениях: подойдя ближе к незнакомцу, мы наконец поняли, что гнались не за кораблем, а за... гранитной скалой, выступавшей из воды вдали от материка. Я считаю, что в мире невозможно найти подобного по величине камня или островка... Верхняя часть скалы — белая от птичьего помета».

Когда смотришь морскую карту, то прежде всего поражают глубины вокруг этой скалы. Рядом, в двух милях от нее, они — до 2000 метров! Геологи считают, что это уцелевший каким-то образом край кратера вулкана, потухшего в доисторические времена. Состав скалы — монолитный гранит—свидетельствует о ее материковом происхождении.

Лейтенант Холл оказался человеком любознательным: обойдя вокруг скалы на «Эндаймионе» несколько раз и зарисовав ее, он решил побывать на ней. Хотя океан бы спокоен, сильная зыбь в течение нескольких дней препятствовала высадке со шлюпок. Наконец она стихла, и англичане, обнаружив у подножия юго-западного склона скалы небольшой уступ, вскарабкались на ее вершину. С него они добрались до вершины Роколла, обследовали его и измерили глубины у отвесных стен.

Но экспедиция едва не окончилась трагедией. Пока моряки обследовали скалу, начался прилив, который отнес лежавший в дрейфе «Эндаймион» в сторону. На Роколл надвигался туман, и исследователи решили немедленно возвратиться на корабль. Из-за сильной зыби им с великими трудностями и риском удалось сесть в шлюпку. Но когда они наконец отвалили от Роколла, корабль исчез в тумане. Здравый смысл подсказал им, что лучше возвратиться на скалу и ждать там. Опять с большим риском они приблизились к уступу в скале и высадили матроса, чтобы он с вершины наблюдал за морем. Сверху моряк сообщил, что на Роколл надвигается полоса густого тумана. Чтобы не потеряться в открытом океане, исследователи стали ждать, укрывшись от ветра за скалу. Они понимали, что кораблю легче разыскать скалу, чем им со шлюпки заметить корабль. Неожиданно оставленный на вершине «Гранитного Клыка» моряк закричал: «Вижу корабль!» Взяв наблюдателя в шлюпку, англичане стали грести в направлении «Эндаймиона». Но не прошло и четверти часа, как снова опустился туман, скрывший своей пеленой и корабль, и Роколл...

Позже выяснилось, что перед этим с «Эндаймиона» не видели ни шлюпки, ни скалы. Тем, кто остался в шлюпке, просто повезло, что они нашли в тумане Роколл. Только через сутки, когда небо прояснилось, к скале подошел «Эндаймион» и спас обессилевших исследователей. Так закончилась, вероятно, первая в истории Роколла высадка людей на его вершину.

Впервые координаты Роколла были точно нанесены на адмиралтейские карты в 1831 году, когда английский адмирал Т. Вайдал на своем шлюпе произвел его съемку. Однако высадиться на скалу он не смог.

В августе 1862 года англичане снова обследовали «Каменный Утюг». Боцман корабля «Поркупайн» Джонс сумел отколоть от скалы кусок гранита, который потом продал в Британский национальный музей.

В 1921 году Роколлом заинтересовались французы, отправившись к нему на своем научно-исследовательском судне «Пуркуа-па?». Под руководством известного французского ученого Жана Шарко было проведено геологическое исследование Роколла. Правда, на вершину скалы ученые подняться не отважились.

Очередное обследование «Гранитного Клыка» проводилось в июле 1948 года английским рыболовным траулером «Балби». Но и в этот раз высадка не удалась: зыбь не позволила рыбакам подойти к скале на близкое расстояние, и им пришлось ограничиться фотосъемкой и проверкой координат, нанесенных на карту адмиралом Т. Вайдалом.

2. Подводные стражи Роколла

Район этой одинокой скалы, часто скрытой от глаз мореплавателя туманами, где в шторм в неистовом бешенстве пляшут океанские волны или разбивается страшная зыбь, издавна считался гиблым местом Северной Атлантики. «Гранитный Клык» вписал в летопись кораблекрушений не одну страницу человеческих трагедий на море. Можно полагать, что они начались еще со времени морских походов викингов, и если поискать, то наверняка рассказы о Роколле можно встретить в древних исландских сагах.

Вероятность столкновения корабля с этой скалой, стоящей вдали от морских дорог, весьма незначительна, если принять во внимание ее небольшие размеры. Но главная опасность Роколла — его два подводных рифа. Первый и наиболее коварный носит название «Хэлленз Риф». Он находится в 1 и 3/4 мили к ост-норд-осту от скалы и во время прилива прикрыт толщей воды в одну сажень, частично обнажаясь при малой воде. В штормовую ночь «Хэлленз-Риф» для корабля — верная гибель...

Второй риф называется «Хэслвуд-Рок». Он расположен у северо-восточного края Роколла, на расстоянии полутора кабельтова, и также прикрыт во время прилива водой. Помимо этих двух рифов вблизи Роколла расположено несколько подводных скал. Имеются сведения, что породы, из которых сложен остров-скала, влияют на стрелки компасов, а к ост-норд-осту от Роколла расположен район сильной магнитной аномалии, центр которой находится в двух-трех милях от скалы.

Точное число жертв Роколла неизвестно. Корабли гибли на этой окраине Северной Атлантики задолго до изобретения радио и ушли на дно, не оповестив мир о своей трагедии. Поэтому в «Летопись кораблекрушений» попали только те случаи, когда спасшимся удавалось добраться до ближайшей суши и близ Роколла находили вещественные доказательства кораблекрушения.

Первую запись о гибели кораблей у подножия «Гранитного Клыка» мы встречаем в морских хрониках Англии. Она датирована 1686 годом и попала в летопись, потому что нескольким уцелевшим удалось добраться до островов Сент-Килда. Вторая помечена 1824 годом и рассказывает об английской бригантине «Хеллен», которая направлялась из Исландии в Канаду. Судно наскочило на риф и, получив пробоину в днище, стало тонуть. Моряки спустили на воду баркас, но зыбью его разбило о борт погружавшегося корабля... При этом погибло шесть женщин, семеро детей и один матрос. Тринадцати оставшимся посчастливилось отвалить от борта «Хэллена» на двух вельботах. Через несколько дней их подобрал проходивший мимо английский фрегат. С тех пор злополучный риф и носит имя погибшей бригантины.

В 1839 году на рифе Хэллен погибло рыболовное судно «Шарлотта» из Гуля. Восемнадцать рыбаков сумели дойти на вельботе до островов Сент-Килда.

Далее в хрониках идут в основном названия рыбацких судов. И это не случайно: издавна Роколл привлекал к себе пахарей моря своими скалистыми отмелями, которые до сих пор изобилуют рыбой.

В ясную погоду рыбаки замечали Роколл за много миль до подхода, но, если в момент их приближения опускался туман, он уже вместо ориентира мог оказаться их могильщиком. Попав в тумане во власть течения и зыби, рыбаки очень часто оказывались в цепких объятиях одного из двух подводных стражей Роколла. Весь трагизм их положения заключался в том, что спасительный кусок суши, единственный в океанском просторе, оказывался для них неприступным.

Например, во время второй мировой войны в 200 милях к северу от Роколла 13 февраля 1941 года был торпедирован немецкой подводной лодкой английский танкер «Артур Ф. Корвин». И если бы не отвесные скалы «Гранитного Клыка», моряки наверняка смогли бы найти на нем хотя бы временное убежище. Опрокинутая шлюпка танкера была обнаружена через несколько часов близ Роколла.

3. Жертва любопытства

В Северной Европе о Роколле ходили домыслы и небылицы, создавались легенды. Но видеть его доводилось в основном лишь рыбакам. Взглянуть на эту удивительную скалу хотелось многим: как-никак, а «чудо света»!

22 июня 1904 года из Копенгагена в Америку отправлялся в очередной рейс пассажирский пароход «Нордж». Этим трансатлантическим рейсом он должен был доставить в Нью-Йорк более 700 пассажиров. Сейчас уже, конечно, никто не узнает, кто из них сумел уговорить капитана Ганделла проложить курс мимо Роколла. До этого в течение почти двадцати лет «Нордж», обслуживая регулярную Скандинавско-Американскую линию, никогда не приближался к «Гранитному Клыку» даже и на сто миль. Но что бы там ни было, на шестой день плавания, 28 июня 1904 года, во вторник, перед рассветом «Нордж» оказался на подходе к Роколлу. Небо было затянуто со всех сторон облаками, дул крепкий норд-вест, и океан величаво катил размеренную зыбь. Накануне штурманы парохода не сумели определиться по звездам, и сейчас судно шло по счислению, имея на лаге 8,5 узла.

Капитан Ганделл поднялся на мостик и ждал появления Роколла. Он приказал вахтенному штурману объявить пассажирам, что скоро по правому борту они смогут увидеть чудо природы...

Часы в штурманской рубке показывали 7 часов 45 минут, когда судно дрогнуло и почти потеряло ход. Через секунду второй удар в днище сотряс корпус парохода так, что люди не устояли на ногах. «Нордж» остановился. Его носовая часть поднялась из воды, но машина парохода продолжала работать на передний ход. Капитан Ганделл приказал механикам реверсировать двигатель на задний ход. Только после этого он распорядился, чтобы измерили лотом глубину и произвели замеры в льялах.

Так была совершена непоправимая ошибка. Ганделл—не первый и не последний капитан, который ее допустил. Отдавая команду отрабатывать задний ход, он не знал еще характера повреждения подводной части судна. Лот показал глубину пять футов, и капитан понял, что его судно выскочило на один из подводных рифов Роколла—риф Хэллен...

Как бы насмехаясь над людьми, в эту минуту сквозь разрядившиеся облака по правому борту предстал в своем угрюмом величии «Гранитный Клык». Он будто бы хотел сказать «Норджу»: «Ты меня искал—я здесь, я никогда не покидаю своего места, теперь смотри на меня и любуйся».

Но людям уже было не до чуда природы. На пароходе все поняли, что случилось что-то страшное, непоправимое. Палуба парохода дрожала от больших оборотов машины, которая работала на задний ход. За кормой вихрились разводы и воронки от струй винта. Прошло пять минут, и «Нордж» с приглушенным водой скрежетом железа о гранит сошел кормой на глубину. Пароход снова закачался на зыби, и всем показалось, что страшное позади и плавание продолжается.

Но пассажиры не знали, что поднявшийся на мостик старший помощник Карпектор уже докладывал капитану: «Форпик, первый и второй трюмы залиты водой на уровень человеческого роста. Днище и второе дно пробиты, видимо, в нескольких местах. Из-за плотно уложенного груза и прибывающей воды пробоины заделать нельзя...»

И хотя в ход быстро были пущены паровые насосы, «Нордж» заметно оседал носом. Вода прибывала быстрее, чем насосы успевали ее откачивать за борт. Судно тонуло... «Нордж» был небольшим пароходом— вместимостью всего 3320 регистровых тонн. Его построили 23 года назад в Шотландии, на реке Клайд, судостроители «Александр Стефан и сыновья» для фирмы «Дет Форенеди».

Судно быстро теряло свой запас плавучести, а на его палубах толпилось около восьми сотен человек: 703 пассажира и 71 член экипажа.

У «Норджа» было шесть водонепроницаемых переборок. Капитан Ганделл распорядился немедленно задраить их, хотя знал, что это не спасало судно от гибели: вода поступала одновременно в два больших отсека—трюм № 1 и трюм № 2, не считая форпика.

Шлюпочная палуба «Норджа» походила на потревоженный муравейник. Над океаном слышались крики, стоны, плач, рыдания и ругань...

Вот что сообщил позже на суде спасшийся матрос первого класса Карл Матьессен: «На палубе с третьим штурманом я спускал на воду шлюпки. На первой из них заело тали, и она пошла к воде носом вниз так, что все, кто в ней находился, попадали в воду. Висевшую на кормовых талях шлюпку стало бить на зыби о борт парохода... Потом мы стали готовить другую шлюпку. За нами шла толпа плачущих женщин с детьми... Офицеры и команда не знали, по каким шлюпкам они были расписаны, и все время бегали от одной к другой. Некоторые матросы садились в шлюпки первыми, и лишь после угроз со стороны офицеров в них стрелять вылезали из шлюпок на палубу. Капитан Ганделл все время находился на мостике. Он отдал сразу столько команд, что экипаж толком не знал, что нужно делать».

«Нордж» погружался носом... Зыбь перекатывала свои могучие валы через его палубу. Люди отступали все дальше и дальше в сторону кормы, которая все выше и выше поднималась из воды.

На воду удалось спустить всего семь шлюпок и сбросить все плоты, но большинство людей осталось на борту тонущего «Норджа»: места хватило немногим. Люди пытались спасаться вплавь.

Пассажирка Катерина Силландер писала: «Сперва с палубы в воду прыгнул один человек, потом второй, третий. Вскоре после этого в воде можно было насчитать сотни плававших голов. Люди предпочитали умереть на свободе океанского простора, нежели в тесном чреве корабля. Лишь некоторые остались на его палубе, надеясь, что пароход, может быть, останется на плаву».

«Нордж» после удара о камни продержался на воде всего 12 минут. Он исчез в волнах, высоко задрав на несколько мгновений корму. В серых сумерках утра над океаном высился лишь одинокий Роколл, повсюду плавали люди и обломки крушения.

За несколько секунд до окончательного погружения «Норджа» третий штурман и матрос первого класса Карл Матьессен сумели спустить на воду небольшую рабочую шлюпку. С палубы тонущего парохода они видели, что на воде плавало всего две шлюпки, в которых находилось около 200 человек.

Капитан и второй механик Брун держались вместе на воде около часа, пока их не подобрала одна из трех шлюпок (остальные шлюпки перевернулись). Это была шлюпка № 1 правого борта. Когда к Ганделлу вернулись силы, он принял у матроса Петера Олсена командование шлюпкой и направил ее в сторону Сент-Килда. Шлюпка была сильно перегружена (61 человек), а находившийся в ней неприкосновенный запас оказался мизерным: всего две банки воды и одна банка с галетами.

На другой шлюпке оказалось также 61 человек, на третьей рабочей шлюпке были третий штурман с матросом Матьессеном и 30 пассажиров.

Со шлюпки, которой командовал капитан, дважды видели проходившие в море суда, но не могли ничем привлечь их внимание. На пятый день плавания капитан Ганделл заметил землю: это были острова Сент-Килда. Но прежде чем шлюпка дошла до берега, ее заметили с борта немецкого парохода «Энергия». В 6 часов вечера люди были подняты на его борт.

Вторую шлюпку увидели с английского рыболовного траулера «Сильвия» из порта Гримсби. Приняв на борт спасшихся, рыбаки полным ходом пошли к Роколлу. Но кроме обломков и плававших в спасательных нагрудниках трупов, они там никого не нашли.

Маленькая рабочая шлюпка была спасена пароходом «Сернова». Таким образом, из 774 человек пассажиров и членов экипажа «Норджа» спаслось только 120. Ошибка капитана Ганделла обошлась ценой 654 человеческих жизней.

4. «Волей Ее Величества...»

Трагическая гибель «Норджа» привлекла к Роколлу внимание морских держав, чьи торговые суда плавали в водах Северной Атлантики.

«Что делать со скалой и ее рифами? Ведь от нее лишь вред!» — писали газеты Северной Европы.

Взорвать? Но ни одна из заинтересованных стран не захотела с этим возиться. Вскоре о Роколле позабыли. По-прежнему на его банках промышляли скандинавские, исландские и английские рыбаки.

После второй мировой войны скалой заинтересовалось Британское Адмиралтейство. Лорды решили сэкономить пару тысяч фунтов стерлингов на постройке плавучих мишеней для учебных стрельб. Мол, зачем строить и таскать на буксире огромные щиты, если есть отличная, пусть неподвижная, цель? Итак, Роколл был приговорен к расстрелу... Но учебные снаряды даже самого крупного калибра для него были, что «слону дробины»: они как горох отскакивали от его гранитной груди. Однако это не понравилось рыбакам. Пахари моря внесли в парламент протест, мол, чем зря пугать рыбу, лучше бы построили на скале маяк. И когда к рыбакам в их протесте присоединились орнитологи, правительство Англии запретило варварски расстреливать это извечное пристанище морских птиц. Правда, о маяке лорды Адмиралтейства не обмолвились ни словом.

Прошло десять лет... Осенью 1955 года командиру английского военного корабля «Вайдал» капитану третьего ранга Ричарду Коннелу королевский гонец вручил под сургучными печатями конверт. В нем было письмо Елизаветы II — королевы Великобритании: «Божьей милостью, Елизавета II Соединенного Королевства и Северной Ирландии и других территорий». Королева обращалась к своему доверенному и любимому Ричарду Коннелу, приветствуя его и приказывая ему следующее:

«Когда Наш Корабль «Вайдал» будет во всех отношениях готов выйти в море и когда его весь необходимый личный состав взойдет на борт, вы покинете Лондондери 14 сентября 1955 года или в ближайший после этой даты срок. Потом вы последуете к острову Роколл. По прибытии к Роколлу вы произведете на него высадку и поднимете флаг Соединенного Королевства в наиболее удобном и подходящем для этого месте, после этого вы от Нашего имени вступите во владение островом. Об этом вы сделаете соответствующую запись. После того как будет произведена высадка и поднят флаг, вы в скалу зацементируете памятную плиту».

Королевское письмо Ричарду Коннелу получило широкую огласку в печати, на радио и телевидении. Задача, возложенная на командира «Вайдала», носила название «Операция Роколл».

На первый взгляд может показаться странным, зачем Англии потребовался столь крохотный кусочек суши, отстоящий от нее на значительном расстоянии. Но захват и присоединение Роколла к владениям Великобритании следует рассматривать с учетом ряда обстоятельств: бурное развитие техники по добыче подводных ископаемых, запрет территориальных вод, резкое уменьшение рыбных запасов в прибрежных водах и совершенствование ракетного оружия. Таким образом, англичане решили, что «Гранитный Клык», во-первых, можно в будущем использовать как опорный пункт при разработке подводной добычи минералов и нефти, во-вторых, аннексия скалы влечет за собой установление вокруг нее границ территориальной и рыболовной зон, и, наконец, если потребуется, на скале можно будет установить станцию для запуска ракет или превратить ее в мишень для отработки точности наводящих ракет. Одним словом, все было продумано и учтено, а письму королевы предшествовал «Билль о Роколле» в парламенте.

Пока мировая печать обсуждала и комментировала намерение Елизаветы II, на рассвете 17 сентября 1955 года Ричард Коннел точно вывел свой корабль к Роколлу. Гидрографическое военное судно «Вайдал» не случайно было выделено для осуществления «Операции Роколл». Этим самым Британское Адмиралтейство как бы лишний раз подчеркивало, что скала впервые точно была нанесена на карту английским адмиралом Т. Вайдалом (в 1831 г.).

Ненастная погода в тот день не позволила кораблю приблизиться к Роколлу и выпустить вертолет. Операцию решено было начать на следующее утро, 18 сентября: синоптики предсказывали уменьшение силы ветра с рассветом и с последующим штормом после полудня.

Вертолет первым рейсом доставил на вершину скалы четырех человек, которые заранее прошли подготовку по альпинизму. Вторым рейсом были доставлены необходимое оборудование для установки флага, цемент и памятная плита. За три часа англичане укрепили на вершине скалы треногу с трехметровой мачтой для флага и прикрепили болтами и цементом памятную плиту из бронзы. На ней были вырезаны слова: «Божьей милостью, волей Ее Величества Королевы Елизаветы Второй Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и других Ее владений и территорий, Королевы — главы стран Содружества, защиты веры и пр. и согласно Ее Величества инструкций от четырнадцатого сентября одна тысяча девятьсот пятьдесят пятого года в этот день была произведена высадка на остров Роколл с Ее Королевского Величества корабля «Вайдал». Поднят Государственный флаг и от имени Ее Величества осуществлена аннексия острова. Подписал P. X. Коннел — капитан Ее Величества Корабля «Вайдал». 18 сентября 1955 года».

После того как зацементировали плиту, командир высадившегося на скалу отряда старший офицер «Вайдала» капитан-лейтенант Скотт радировал на корабль: «К подъему флага все готово». Последовала команда «флаг поднять». Это было исполнено в 10 часов 16 минут. При этом в эфире прозвучали слова Скотта: «Именем Ее Величества Королевы Елизаветы II я вступаю во владение островом Роколл». «Вайдал» в знак приветствия флага приспустил свой флаг и обошел вокруг острова, произведя салют 21 выстрелом.

Перед тем как покинуть остров, группа Скотта для облегчения последующих подъемов с воды укрепила в граните скалы около уровня воды пару рымов и забила десяток стальных костылей по пути подъема на ее вершину. Взяв с собой образцы гранита, мха, лишайника и водорослей, англичане вернулись на вертолете на «Вайдал». Когда они садились в вертолет, над Роколлом снова начинался шторм: ветер дул со скоростью 24 мили в час, а когда «Вайдал» лег на обратный курс, он усилился. Можно считать, что «Операция Роколл» завершилась удачно. Говорят, что королева осталась довольна Ричардом Коннелом.

На этом, пожалуй, можно было бы закончить рассказ о самом одиноком в мире острове, но...

Через четыре года после аннексии скалы к Роколлу подошел английский военный корабль «Кавендиш», возвращавшийся после выполнения задания по охране рыболовства в водах Исландии. С него на «Гранитный Клык» высадилась партия моряков. Велико же было их удивление, когда они увидели, что памятная плита из бронзы исчезла. Не было и флагштока. Из камня торчала лишь одна из трех его стоек, две другие и мачта валялись рядом. Как могло случиться, что ветер и волны унесли более тяжелую, прикрепленную четырьмя болтами и посаженную на цемент плиту, а более легкие трубчатые конструкции мачты остались на вершине скалы?

Конечно, дело не обошлось без вмешательства людей. Наверняка плита была кем-то похищена, видимо, современными охотниками за морскими сувенирами... Ведь те, кто укреплял плиту, не позабыли забить рымы и костыли для облегчения подъема на вершину Роколла. Моряки «Кавендиша», как говорится, не мудрствуя лукаво, залили это место цементом и написали на нем лаконичную фразу: «Ее Королевского Величества корабль «Кавендиш-1959»». Судьба же предыдущей плиты просто добавила к тайнам Роколла еще одну.

Летом 1972 года англичане наконец поставили на скале маяк. Точнее, его следует назвать автоматическим фонарем-мигалкой. Он питается от блока 30 аккумуляторных батарей, запаса энергии которых хватает на год. Фонарь дает каждые пятнадцать секунд вспышку белого цвета. Работы по установке фонаря проводились с двух вертолетов. Одновременно с этим была проведена дополнительная съемка глубин вокруг «Гранитного Клыка» и уточнен рельеф рифа Хэллен, погубившего когда-то пароход «Нордж» и 654 человеческие жизни.

Особым актом парламента Великобритании Роколл вошел в состав территории Шотландского графства Инвернесс, которое благодаря этому увеличилось по площади на 8 тысяч квадратных футов. Вначале морские державы этого региона — Ирландия, Дания, Исландия и Норвегия — не придали этому факту особого значения. Но не прошло и пяти лет, как «Гранитный Утюг» стал центром пристального внимания в калейдоскопе событий в области мирового морского права. Ажиотаж вокруг «одинокой скалы» начался в феврале 1977 года, когда Великобритания объявила 200-мильную рыболовную зону вокруг Роколла. Это означало, что 125 тысяч квадратных миль, окружающих остров, оказались запретными для всех промысловых судов, кроме английских. А как известно, район Роколла с его отмелями издавна представлял собой благодатное промысловое место для рыбаков многих стран.

Аннексия острова Англией, якобы обоснованная фактом высадки на него британских военных моряков в 1811 году, вызвала протест со стороны Дании и Ирландии. Первая в своей ноте протеста Великобритании заявила, что на карты остров впервые был нанесен еще в 1550 году и что его современное название — Роколл — не что иное, как англифицированное галльское наименование Счурр-Рокэйл, взятое англичанами с датских карт, обозначающее: «заостренный камень крика» (имеется в виду крик морских птиц, которые кружат над островом). Кроме этого Дания в своем протесте заявила, что Роколл должен принадлежать ей, поскольку его геологическое строение точно такое, как и строение Фарерских островов.

Ирландия в своей ноте протеста мотивировала притязания на владение Роколлом историческим фактом географического открытия острова не англичанами, а ирландским монахом Сен-Бренданом (484—578 гг. н. э.), который во время своего плавания по Атлантическому океану первым открыл этот остров, назвав его «Землей благословенных».

В наши дни название Роколл не сходит со страниц зарубежной морской периодики. И это не удивительно: не так давно исследовательское судно США «Гломар Челленджер», проведя в районе «Гранитного Клыка» подводное бурение, обнаружило перспективные запасы нефти.

Boatportal.ru

logo