.

Вы здесь

Штормы в Бискайском заливе

Штормы в Бискайском заливе

28.06.2015 Автор: 81

         При подготовке этой книги я "опустил описание одной штормовой
ситуации в Бискайском заливе, так как мне казалось, что книга
и так перегружена штормами, но через некоторое время точно
такой же шторм привел к трагическим последствиям. Поэтому
здесь я рассматриваю оба эти шторма.

         В гонке 1960
г. из Кауса в Ла-Корунью участвовало 24 экипажа, которые были
разбиты, как обычно, на три класса. В южной части Бискайского
залива они попали в шторм. Шторм был не жестокий, прогноз
давал даже не штормовой, а просто сильный ветер (см. рис.
9 и 30).

        
Рис. 30. Гонка в Ла-Корунью 1960 г. Развитие синоптической
ситуации.

а—10 августа,-6.00 по Гринвичу; б — 10 августа, 18.00; в—
11 августа, 0.00; г— 11 августа, 6.00.

         Я шел на “Кохо III”, В среду 10 августа сильный встречный зюйд-вест
дул со скоростью около 25—30 узлов (6—7 баллов). Волнение
было значительным, и яхта, быстро идущая под стакселем и гротом,
зарифленным на два оборота гика, иногда падала с волны с таким
ударом, что было решено ненадолго лечь в дрейф. В дрейфе яхта
вела себя превосходно. Вечером мы сделали еще два оборота
устройством для закрутки грота и пошли дальше.

         Это была штормовая ночь с проливным дождем. В судовом журнале
у меня отмечено прохождение двух шквалов силой “более 8 баллов”.
Они сопровождались дождем с градом, периодически гремел гром
и сверкала молния. Во время шквалов “Кохо III” ложилась в
дрейф. Несмотря на большую площадь парусов она дрейфовала
на удивление спокойно.

         После того как прошел самый сильный шквал, пришлось зарифить
грот до нижних краспиц и поставить штормовой стаксель. В это
время я был на палубе и, зарифив грот, взялся за руль. Мы
забрали ветер, и я помню, каким захватывающим и прекрасным
было ощущение движения яхты в шторм. Тучи неслись по небу,
яркая луна светила между ними, серебря их края.

         На следующее утро, 11 августа, погода была по-прежнему штормовой,
яхта шла очень быстро, но не всегда так круто к ветру, как
могла бы. Временами налетали сильные шквалы.

         В полдень я опять отметил 7 баллов, но ветер повернул к норд-весту.
Шла крупная зыбь и короткие ветровые волны. “Кохо III” двигалась
так же быстро, разбрасывая брызги, временами гребни волн опрокидывались
на палубу, но в кокпите было не так уж плохо. В 14.00 мы снова
легли в дрейф, но через два часа продолжили плавание, так
как показания барометра были устойчивыми, а ветер ослаб до
умеренного. Ночью опять пришлось остановиться, но по прогнозу
в Бискайском заливе ожидалось только сохранение ветра в 7
баллов. На рассвете показались горы северо-западной оконечности
Испании. Из 24 стартовавших яхт все, кроме семи, закончили
гонку и встали на якорь в Ла-Корунье. В спокойной обстановке
на берегу все невзгоды морского плавания были вскоре забыты.
В III классе “Кохо III” с учетом гандикапа проиграла 45 минут
яхте “Меон Мэйд II”. Этого следовало ожидать, так как “Меон
Мэйд II” шла круче. В I классе победа досталась французской
яхте “Стриана”, а во II классе — яхте “Мартлет”.

         Только в Англии я узнал, что во время шторма яхта “Тандала”
получила серьезные повреждения. “Тандала”— новая океанская
гоночная яхта II класса, сконструированная Фредом Паркером.
Это было хорошо подготовленное судно длиной 12 м, с экипажем
из шести человек. Вот что с ней произошло по рассказу капитана.

         “В 2.45 11 августа, когда мы были примерно в 100 милях к северо-востоку
от Ла-Коруньи, при зюйд-осте в 6 баллов сломался вертлюг гика,
сам гик треснул в месте склейки. Незадолго до этого был сорван
мачтовый рельс. Нам пришлось отказаться от гонки, поставить
вместо гика временный рангоут, связав его с сильно зарифленным
гротом. Кроме того, был установлен небольшой первый стаксель.

         В 13.00 начался очень крепкий штормовой ветер силой 8 баллов,
и я решил держать курс на Сантандер. Ветер отошел к норд-весту,
в 14.00 его порывы достигли 9 баллов, я решил лечь в дрейф
под рангоутом и переждать шторм, оставив в кокпите двух вахтенных
в страховочных поясах. Примерно в 22.30, когда я и три члена
экипажа спали внизу, раздался ужасный треск — волна разбила
правую сторону полурубки, снесла комингс кокпита и принайтованный
двухметровый тузик. При этом погнулись металлические кронштейны
компаса, котелок был сброшен в кокпит. Внутри яхты воды набралось
более чем на полметра выше настила. Пробоина в полурубке была
заделана штормовым стакселем. Затем мы начали держать яхту
кормой к набегавшим волнам и вытравили трос. В конце концов
вода была вычерпана и внизу стало сухо. К этому времени ветер
упал до 7 баллов. Немного позже мы подняли небольшую часть
грота и первый стаксель и утром 13 августа наконец добрались
до Сантандера.”

         “Тандала” была сильно повреждена, яхта и экипаж с трудом спаслись.
Примерно такой же случай произошел с “Вертью XXXV”, когда
во время шторма в Атлантике ее ударила волна. Разница лишь
в том, что в Бискайском заливе ветер дул не такой сильный,
как в Атлантике, и на “Тандале” было больше яхтсменов. Отметим,
что обе яхты были повреждены с подветренной стороны.

         Теперь обратимся к шторму во время гонки 1964 г. Дистанция
в 240 миль проходила из Сантандера в Ла-Трините. В воскресенье
16 августа при слабом ветре стартовало 46 яхт. К понедельнику
ветер посвежел до 7 баллов со шквалами, пошел сильный дождь,
вечером для многих морских районов к северу были даны штормовые
предупреждения. Несколько яхт прекратило гонку. Когда во вторник
ночью лидирующие яхты подошли к финишу, из-за сильного волнения
было очень трудно опознать огни в заливе Киберон. Однако днем
большинство яхт прибыло в Ла-Трините без происшествий.

         Три яхты III класса —“Ланди Лэди”, “Зиласт”, “Ви Виктис”, дрейфовавшие
в открытом море, а не вблизи берега при ограниченной видимости,
попали в наиболее тяжелые погодные условия. Они финишировали
только в среду днем. Отсутствие известий от них, конечно,
вызывало беспокойство, но при штормовой погоде причин для
задержки достаточно, и обычно только через два-три дня после
окончания гонки приходят все яхты. В этой гонке одна яхта
не вернулась, пятеро членов ее экипажа погибли.

         В понедельник вечером французская яхта III класса “Алоэ” дрейфовала
на север левым галсом. Вероятно, она находилась в 25 милях
к юго-западу от банки Плато-де-Рошбонн, где продолжала дрейфовать
еще в течение суток. Во вторник примерно в 17.00 (когда шторм
достиг наивысшей силы) большая волна бросила ее на борт, разбила
часть рубки с подветренного борта и комингс кокпита. Яхта
была полузатоплена, двигатель выведен из строя.

         Экипаж откачал воду и попытался заделать дыру в крыше рубки
парусами и матрацами. Примерно в 18.00 на “Алоэ” обрушилась
вторая волна, которая вновь залила яхту. Вода была откачана,
и капитан, убрав паруса, решил дрейфовать на восток.

         Через два часа, примерно в 20.00, еще одна волна обрушилась
с левой раковины. На этот раз яхта опрокинулась. Это подтверждается
тем, что флюгарка и анемометр на топе оказались погнутыми.

         Троих яхтсменов выбросило из кокпита за борт. Двое смогли взобраться
на борт с помощью спасательного конца. Спасательный конец
капитана не был прикреплен к яхте, полагают, что в этот момент
он как раз вышел из каюты. Когда судно выпрямилось, он находился
в 45 м за кормой в надувном спасательном жилете шведского
типа.

         Экипаж откачал воду, сделал аварийный ремонт, поставил грот
и начал поиск. Были выпущены ракеты, но обнаружить капитана
не удалось. Волны затрудняли обзор, и яхта слишком далеко
отдрейфовала от места происшествия. Только на следующий вечер
в среду в 18.00 “Алоэ” заметили с французского траулера “Жиральда”
примерно в 10 милях к юго-западу от банки Плато-де-Рошбонн,
и взяли на буксир.

         “Мари-Галант II”, одна из самых маленьких океанских яхт в III
классе, сошла с дистанции в понедельник вечером и пошла к
реке Жиронда, которая находилась в 80 милях -по ветру. Вечером
во вторник 18 августа яхта без парусов и с двумя вытравленными
тросами за кормой достигла устья, но примерно в 18.00 в четырех-пяти
милях к северо-западу от маяка Кордуан ее ударили три большие
обрушивающиеся волны. Первая вдребезги разбила транец, сорвала
печь у входа в каюту и затопила ее, вторая сломала мачту и
опрокинула яхту, а третья залила и утопила ее. Капитан, спасательный
конец которого был прикреплен к оснастке, не смог или не захотел
отвязаться (в одном сообщении говорилось, что он не умел плавать)
и пошел на дно вместе с яхтой. Тем временем экипаж пытался
надуть резиновую лодку. Лодка была проколота, но ее все же
столкнули в воду и зацепились за нее. Когда вторая волна перевернула
яхту, одного из членов экипажа сильно ударило холодильником,
позже он и еще один яхтсмен скончались. Остальные двое были
одеты в водолазные костюмы, поэтому им удалось выжить в холодной
воде. Рано утром в среду их прибило к берегу.

         Третья яхта
этого класса “Эскироль II” ушла в укрытие за островом Ре,
где и провела ночь. На следующее утро, когда она снова вышла
в море, порвался стаксель-шкот; пока его заменяли, яхту снесло
на берег. Во время отлива, экипаж смог сойти на берег. Яхта
сильно не пострадала.

         Выводы

         В обеих гонках повреждения произошли при сильном 7-балльном
ветре. Штормовой ветер силой 8 баллов с порывами и шквалами
до 40—50 узлов мог отмечаться только в некоторых районах.

         Из карты погоды видно, что утром 10 августа 1960 г. в Ла-Манш
пришел неглубокий циклон. Незначительно углубляясь, он медленно
двигался в юго-восточном направлении. В полдень 11 августа
его центр располагался около острова Уэссан. Несколько фронтов
проходили через Бискайский залив и пересекали курс яхт, шедших
северо-восточнее Ла-Коруньи. Изобары располагались достаточно
редко, так что ветер мог быть сильнее 7 баллов только на фронтах.

         Причиной плохой
погоды в 1964 г. был глубокий циклон, который двигался из
Атлантики. Вечером в понедельник 17 августа центр циклона
с минимальным давлением 979 мбар находился около острова Мэн.
Этот циклон вызвал сильный шторм в Ирландском море и Ла-Манше
и сильные ветры до 7 баллов в сотне миль к югу — в Бискайском
заливе.

         Из описанных
случаев можно сделать следующие выводы

         1. “Тандала”.
В гонке 1960 г. участвовало 24 яхты, из них только “Тандала”—
а она была почти новая, крепкая яхта — получила повреждения.
К счастью, такие повреждения случаются редм. Они зависят от
формы и особенностей конкретной ненормальной волны и угла,
под которым пришелся ее удар о яхту. Неустойчивые (и поэтому
потенциально опасные) волны появляются при отходе ветра во
время прохождения холодного фронта, которое сопровождается
сильными шквалами. При шквале образуется новая система волн,
идущая под углом к существующей.

         2. “Алоэ”.
В результате официального расследования был сделан вывод,
что яхта получила повреждения потому, что находилась вблизи
банки Плато-де-Рошбонн.

         Банка Плато-де-Рошбонн
шириной две мили с глубинами 4—7 м тянется примерно на пять
миль с северо-запада на юго-восток. Она отмечена четырьмя
буями, но во время шторма большие волны ограничивают видимость
и буи можно не заметить, пока не подойдешь к ним вплотную.
В лоции Бискайского залива банка Плато-де-Рошбонн характеризуется
как “одна из наиболее опасных банок к западу от побережья
Франции. Здесь происходит сильное обрушивание волн”. На карте
Бискайского залива 36-метровая изобата находится внутри зоны,
отмеченной буями, но считается, что подходы к банке на расстоянии
от четырех до пяти миль при плохой погоде от веста особенно
опасны. Насколько я знаю эту часть Бискайского залива, на
таком расстоянии от банки вряд ли можно ожидать опасности.

         Рис. 31.
Гонка в Ла-Трините 1964 г. Развитие синоптической ситуации.

а — 17 августа. 12.00 по Гринвичу; б — 18 августа, 12.00.
Т — Ла-Трините, Р — Ла-Рошель, Ж — Жиронда, С — Сантандер

         По общему мнению, авария “Алоэ” связана с тем, что яхта находилась
вблизи банки Плато-де-Рошбонн, однако возможно, что она все
время была на глубокой воде, так как траулер подобрал ее в
10 милях к юго-западу от банки. Ее, как и “Тандалу”, могла
перевернуть ненормальная волна. Ни в одном сообщении не отмечалось,
что приливный поток повернул против ветра, а ведь это могло
вызвать значительное увеличение высоты и крутизны волн даже
при скорости течения пол-узла. Таким образом, яхта, возможно,
потерпела аварию из-за непогоды, а не из-за влияния Мелководья
на волны. Эта трагедия дает несколько уроков:

         — Во время штормов районы с неровным дном и скалистыми уступами
(даже достаточно глубокими) вызывают обрушение волн и становятся
не менее опасными, чем подветренные берега.

         — Аварии “Алоэ” и “Тандалы” показывают, что ненормальные волны
порой достигают размеров, опасных для малых яхт при ветре
8 баллов (в среднем 35—40 узлов) и даже слабее.

         — Повреждение почти всегда происходит с подветренной стороны
яхты и вызывается обрушением гребня, бросающего яхту на борт
в ложбину, при этом подветренный борт ударяется о воду, как
о камни; обычно в первую очередь повреждается полурубка.

         — Яхта может спастись, если своевременно выполнен аварийный
ремонт; примером служат “Вертью XXXV”, “Тандала”, “Алоэ”.

         — Случай на
“Алоэ” еще раз подтвердил, что чаще всего человек оказывается
за бортом, когда его спасательный конец отвязан, например
во время выхода на палубу или при смене рулевого.

         3. “Мари-Галант
II”
. Когда капитан этой яхты решил сойти с дистанции,
ветер был 7 баллов. Капитан направился в ближайший порт —
Жиронду. Яхта, вероятно, хорошо управлялась, но она подошла
к Жиронде в разгар шторма, когда у побережья ветер достигал
8 баллов с сильными порывами. Во время штормов с моря канал
опасен даже для больших торговых судов. Возможно, при плохой
видимости во время шквалов “Мари-Галант II” проскочила глубокий
канал или для сохранения попутного волнения была вынуждена
пересечь мели.

         Причиной
гибели судна могло быть волнение в канале, но вероятнее всего,
она погибла в бурунах мели Кордуан.

         Как бы то ни было, первые два из следующих выводов очевидны:

         — “Мари-Галант II” не получила повреждений при дрейфе по волне
с вытравленными тросами на глубокой воде.

         — Безопаснее дрейфовать в море, чем уходить в убежище к подветренному
берегу. Даже глубоководные подходы к Ла-Рошели могут быть
очень бурными, когда ветер дует против течения.

         — Полагают, что капитан “Мари-Галант II” не смог отстегнуть
карабин своего страховочного конца. Возможно, у него онемели
руки от холода, но надо отметить, что иногда карабины страховочных
концов становятся тугими, так как ими редко пользуются и они
ржавеют. Эта трагедия служит напоминанием о необходимости
проверять и смазывать карабины, чтобы они всегда легко отстегивались.

         — Несчастный случай напоминает и о том, что в соответствии
с правилами безопасности Королевского океанского яхт-клуба
спасательные плоты должны выдерживать всех членов экипажа.

         — При опрокидывании
тяжелые вещи, например холодильник или аккумуляторы, нередко
представляют опасность: если они прочно не закреплены, то
могут сорваться с места и нанести травмы членам экипажа.

Boatportal.ru

logo